Умирает онкобольной отец

Здравстуйте, Владимир Владимирович! Пишу в отчаянии. От слез не вижу клавиатуру. Больно до безумия.

Почему, почему все так сложилось? Моему отцу 58 лет. Я его очень люблю. Год назад в мае 2016 года мы узнали о страшной болезни папы: онкология легкого 4 стадии с метастазами в кости и кожу.

Живем в небольшом городке под названием Нягань в Ханты-Мансийском автономном округе - Югре. Мои родители здесь поженились. Здесь родилась моя старшая сестра и я, здесь родились наши дети. И здесь, именно здесь не смогли распознать его заболевание, которое сегодня поглощает папу.

Много препятствий нам пришлось преодолеть после того, как мы узнали о болезни папочки. Год мы бились за него всей семьей. И сейчас бьемся! Но он.

Он умирает, а врачи совершенно нормально к этому относятся. Да ему пытаются вроде бы помочь и то с нашей подачи. 26 июля текущего года я обратилась в Вашу электронную приемную с письмом об отношении врачей и о сложившейся ситуации в нашей семье. Оно, как я и предполагала, до Вас так и не дошло.

Но я надеялась на что-то. В результате мне ответили, что мое обращение в приемную Президента было переадресовано в органы государственной власти субъекта по законодательству РФ, так как это их полномочия. Папа после года лечения даже шел на поправку, но после того, как ему перестали оказывать лечение (химиотерапию), так как уже нельзя было по рекомендации врачей, отцу стало хуже. Сейчас у него слабость, часто клонит в сон, разговаривает тихо, заметны нарушения координации и появились проблемы с почками.

Но при всем при этом, он еще на ногах. Мне очень страшно. Страшно видеть как он гибнет, а я не делаю ничего. Врачи предлагают, конечно, варианты, но нет в них интереса для поддержания жизни в отце.

Я видела, в прямом эфире, к Вам обратилась онкобольная (насколько помню тоже с 4 стадией). Вы ей очень помогли и сейчас она чувствует себя гораздо лучше. И даже поправилась. Мы с сестрой куда только не обращались, в какие только клиники не звонили, папа лечился в Германии, когда ему отказали в устной форме в химиотерапии.

Затем продолжал лечение в городе Баку (мы за все это время продали все что могли, лишь бы он лечился). Приезжал в Нягань и снова мы обращались по месту жительства, но почему-то здесь нет никому дела до таких больных. Документально, прикрываясь бумагами и законами, мне поступил ответ от заместителя Губернатора ХМАО - Югры, где указано, что все что надо в рамках закона отцу сделали. Но ведь в законах не написано, что врачи должны относиться с безразличием к проблемам больных!

Там ведь не написано, что лечить только, когда больной или его родственники

достали со своими обращениями, звонками, слезами. Врачи не заинтересованы вообще в проблемах больных, как правило. Редко бывает, чтобы попался врач, который действительно хочет докопаться до истины. Именно потому, что нет таких врачей о папином диагнозе мы узнали поздно.

Мы с сестрой готовы его направить на экспериментальные лечения в НИИ. Лишь бы не сидеть сложа руки. Написали и отправили заявку в Блохина, но нам отказали, ответив, что набор окончен. Вы, в прямом эфире, в этом году, озвучили, что и Ваш отец, был онкобольным с 4 стадией, но в наше время можно улучшить качество жизни таких больных, чтобы они не мучились.

Так вот именно этого я и хочу для своего папочки. Помогите, пожалуйста. Ради Бога, помогите! Может где-нибудь его могут взять на лечение?

Может что-нибудь еще можно сделать? Может еще не поздно. Не оставайтесь равнодушными! Услышьте мою мольбу о помощи!

Я в отчаянии. Хочу помочь родному, любимому папочке! У нас нет больше сил смотреть на его медленное угасание! У нас нет денег, чтобы вывезти его за границу!

Заранее прошу прощения за ошибки. Не в состоянии их перечитывать и исправлять.

Оставьте комментарий