Меня обвиняют в совершении преступления, которого я не совершала.

29. 12. 2017 года около 7: 00 часов утра постучали ко мне в дверь. Я открыла дверь.

На пороге стояли 2 молодых человека в гражданской одежде. Один из них предъявил удостоверение и представился сотрудником полиции. Он спросил, где живёт Роман. Я показала на дверь, где живёт Роман, мой сосед.

Он спросил в курсе ли я, что произошло на общей кухне. Я ответила, что нет. Он сказал, что произошло убийство, провёл меня и Лобанову Ольгу, которая в это время находилась у меня в комнате, на общую кухню, где показал брызги крови под столом. Он у нас спросил, слышали ли мы какой-то шум или крики ночью, мы ответили, что ничего не слышали.

Они разбудили соседа Романа, забрали его и уехали. 29. 12. 2017 года около 10-11 утра раздался стук, я открыла, ни слова не говоря, мужчина в гражданской одежде, не представляясь, оттолкнул меня от прохода, я ударилась об стену, а этот человек прошёл в мою комнату.

Я спросила: « Ты кто? Что ты себе позволяешь? ». На что он мне грубо ответил: «Ты никто, закрыла рот – я не обязан перед тобой отчитываться, мразь, собирайся поедешь со мной».

Затем в мою комнату зашёл другой человек в гражданской одежде, показал удостоверение и представился начальником уголовного розыска, звали его Куц Андрей, отчество не запомнила, а человек, который меня толкнул вышел из моей комнаты. Куц пояснил, что я не задержана, что просто нужно проехать в Купавинское отделение полиции, чтобы письменно подтвердить, что я не слышала ночью шумы и крики, а так же ничего не видела. Меня, Ольгу Лобанову и её мужа Андрусенко Артёма (который так же в это время был у меня дома) доставили в Купавинский отдел полиции. В коридоре мы пробыли около 3-4 часов, нас никто не опрашивал, на наши вопросы, когда нас отпустят, говорили: « Сидите, ждите».

Потом меня пригласили в кабинет к Куц Андрею, там кроме него находились ещё несколько человек в гражданской одежде, среди них был человек, который, не представившись, толкнул меня и оскорблял в моей квартире. Андрей Куц попросил рассказать, что я слышала или видела, я сказала, что ничего не видела и не слышала. Так же сказала, что могу доказать, что мы с Лобановой и Андрусенко встретились только утром 29. 12.

17 около 6: 00 утра, так как мне не верили. Я достала свой телефон, открыла соц сеть «Вконтакте» и дала в руки сотруднику полиции, на которого указал Куц, почитать мою переписку с Лобановой. Когда он прочитал, человек, который толкнул меня в моей комнате и оскорблял, взял из рук сотрудника полиции, без моего спроса, мой телефон, и сказал: «Сейчас я посмотрю твои фотографии, посмотрим, что у тебя там интересного есть». Так как я знала, что в моей галерее есть мои полуобнаженные снимки, я возмутилась, что не сотрудники полиции, а не знакомый мне человек, будет смотреть мои фото, тем более телефон у меня не изымали.

Я обратилась к начальнику уголовного розыска, чтобы он забрал мой телефон, так же сказала, что готова показать фото, но только сотруднику полиции, предложила ему лично просмотреть фото. Так же сказала, что если они собираются показывать мои полуобнаженные снимки не понятно кому, пусть официально изымают у меня телефон. На мою просьбу никак не отреагировали, человек, который толкнул меня в моей комнате и оскорблял меня, продолжал смотреть мои полуобнаженные фото. Так как я девушка, молодая девушка, естественно меня этот факт очень разозлил.

Я начала возмущаться, почему непонятный человек смотрит мои полуобнаженные снимки. Я вообще не понимала, почему сотрудники полиции вместо того, чтобы отобрать у этого человека мой телефон, просто смеются. Так как я уже была раздражена подобным хамством, я начала требовать, чтобы с меня быстрее взяли показания, что я ничего не видела и не слышала, и отпустили домой, или же предъявили мне обвинение. На что я получила ответ от начальника уголовного розыска: «Вы не задержаны, у нас нет оснований вас задерживать, сейчас с вас возьмут объяснение, пройдите в соседний кабинет».

Я вышла в коридор, обернувшись, увидела, что за мной идёт мужчина, который в моей комнате меня толкал и оскорблял. Как только я обернулась, он толкнул меня в спину и сказал: «Или, блядь, быстрее». Конечно, я опять начала возмущаться, начала говорить, что подам заявление в прокуратуру на беспредел, который происходит в Купавинском отделе полиции, где непонятный человек, может толкать, пихать, хамить мне. На что я получила ответ от человека, который меня толкнул: «Мне похер, подавай куда хочешь, я тут не работаю».

Я зашла в кабинет, в который отправил меня Куц, за столом в гражданской одежде сидел молодой человек, на вид лет 25 – фамилии не знаю. Он меня ни о чём не спрашивал, минут через 20 я спросила, когда меня начнут опрашивать, он сказал: «Сиди, жди». Я захотела пить и спросила разрешение выйти в коридор, он разрешил. При выходе в дверях я столкнулась с человеком, который меня толкал у меня дома и в полиции.

Он схватил меня за воротник куртки и спросил: «Куда ты, сука, собралась? ». Я ответила: «Ты почему меня оскорбляешь и хватаешь? ».

Я повернулась к молодому человеку, который сидел за столом, и спросила: «Это вообще нормально, что в отделении полиции не понятно кто, так со мной разговаривает и хватает меня? ». На что ответа я не получила, он просто засмеялся. Мужчина, который меня толкал в комнате и в полиции, продолжал меня удерживать за воротник.

Я стала вырываться и кричать: «Это незаконно, отпусти меня! ». Он отпустил воротник и схватил меня за руки. Я пыталась освободиться, чтобы он меня отпустил, но он держал меня очень крепко, затем он меня резко толкнул, и я упала на пол и ударилась спиной.

Он подошёл и ударил меня 1 раз в бок и 1 раз по бедру, было больно. Я стала плакать, так как при падении сильно ударилась спиной и сломала ноготь, повредив пластину ногтя. Он продолжал агрессивно на меня наступать и пытался ещё меня ударить ногой, я в лежачем положении на спине пыталась защититься от него ногами. В это время на мой крик прибежали уже 4 человека в гражданской одежде, никто не оказал мне помощи, не помог подняться с пола, стали просто смеяться и снимать на телефон.

Я начала им сквозь слёзы кричать: « Почему вы снимаете сейчас, а не когда он меня бил? ». Ответа не последовало, они продолжали смеяться. Я еле встала, ко мне со спины подошёл тот человек, который меня бил, он грубо посадил меня на стул, надел наручники и пристегнул к стулу.

У меня случилась истерика от такой несправедливости. Я стала кричать и звать на помощь. На мой крик прибежал Куц, при его появлении из кабинета сразу все вышли, остался только молодой человек за столом. Куц, обращаясь к молодому человеку за столом, сказал: «Вы что творите, отстегните наручники!

». Молодой человек ему ответил, что у него нет ключей. Куц вышел из кабинета, принёс ключи и отстегнул меня. Он видел, что у меня истерика, что я плачу.

Он отвел меня к себе в кабинет, налил воды и начал успокаивать. Когда я немного успокоилась, я его попросила, чтобы быстрее с меня взяли показания и отпустили. Он сказал, что скоро возьмут. Когда я вышла из его кабинета меня опять начал оскорблять матерными словами человек, который меня бил.

Он схватил меня опять за шиворот куртки и начал грубо подталкивать к кабинету, где он меня ударил до этого. Я вырывалась, но так как наша весовая категория очень различная (он раза в 3 весит больше меня), у меня получалось это плохо. У меня началась ещё больше истерика от беспомощности и бездействия сотрудников полиции. В это время человек, который меня бил, крикнул: «Начинайте снимать на камеру».

После этой фразы он начал вести себя совсем по-другому, он перестал меня оскорблять, но за куртку всё равно держал, я от него всячески защищалась руками, пыталась вырваться. Этот человек почему-то начал говорить, чтобы я зашла в кабинет, ни сотрудники полиции, а непонятный человек, который, как он сказал, не обязан передо мной отчитываться, кто он. Когда мне всё таки удалось вырваться, я подошла в конец коридора. Там сидел на корточках Роман, мой сосед.

Я попила воды, немного успокоилась и подошла к кабинету, где у меня должны были взять объяснение. Но этот человек опять подошёл ко мне, толкнул меня со всей силы в кабинет, где до этого я упала, и он ударил меня ногой. В этот раз я не упала, а просто ударилась об стену. У меня опять началась истерика, я хотела пойти пожаловаться начальнику уголовного розыска, что меня опять сильно толкает этот человек, но, этот человек меня не пускал и не давал мне пройти.

В кабинете, данный человек опять начал меня толкать, оскорблять, подходить ко мне очень близко, но если честно я уже понимала, что сотрудники полиции помогать мне не собирались, поэтому у меня был сильный страх, что он опять начнёт меня бить. Но тут опять он сказал, чтобы начали снимать на телефон. Я начала требовать, чтобы он вернул мне телефон, так же кричала, почему он меня задерживает, так как сотрудники полиции меня не задерживали, как мне сами говорили, тем более он сам сказал, что он тут не работает. Он на это никак не отвечал, а просто продолжал подходить ко мне ближе, я от него отталкивалась руками, так как чувствовала угрозу.

Я боялась, что он опять начнёт меня бить, поэтому всячески пыталась защититься. Когда я вырвалась, я опять пошла в кабинет к начальнику уголовного розыска. Он опять налил мне воды, начал успокаивать. Затем с меня всё-таки взяли объяснение, но не отпустили.

Реклама:

Сказали, что нужно проехать ещё на экспертизы. В сопровождении Куц Андрея и ещё какого-то человека в гражданской одежде меня повезли сначала в Следственный комитет в Черноголовку, так как там неправильно указали мою фамилию, потом повезли в Ногинск, где брали мочу на наркотики и алкоголь. Потом повезли в травмпункт города Ногинск в центральную больницу, где я зафиксировала побои, которые причинил мне человек, который бил меня в Купавинском отделении полиции. В конце привезли меня в Ногинск в какое-то здание, где я узнала, что человек, который меня бил, является сотрудником полиции и зовут его Виталий.

Там у меня взяли слюну, отпечатки пальцев и срез ногтей. Затем Куц и молодой человек в гражданской одежде привезли меня домой, изъяли одежду, в которой я была и уехали. В результате избиения меня Зиновьевым Виталием мне причинены травмы: ушиб грудной клетки слева левого плеча. Краевой частичный отрыв ногтевой пластинки II пальца правой кисти.

Приложение: справка из травмпункта ЦРБ г. Ногинск от 29. 12. 2017 в 21: 10 № 15556

30. 12. 2017 года утром ко мне опять постучали, я открыла, стоял мужчина в гражданской одежде, он представился сотрудником полиции, предъявил удостоверение, фамилию я не запомнила. Он сказал, что нужно проехать с ним в Купавну для медицинского освидетельствования (по поводу убийства, которое произошло с 28.

12. 2017 на 29. 12. 2017), я поехала.

Там врачу я рассказала, что меня избил вчера сотрудник полиции, так же показала справку из травмпункта. 28. 03. 2018 года я возвращалась из магазина, подходя к подъезду, я увидела стоящую рядом машину, из неё вышел молодой человек в гражданской одежде, которого я видела 29.

12. 2017 года, он предъявил удостоверение сотрудника полиции и сказал, что мне нужно проехать с ними в Следственный комитет в Черноголовку, звали его Антон. Когда я села в машину, я увидела, что на переднем пассажирском сидении сидит тот самый человек, который меня бил, толкал, оскорблял 29. 12.

2017 года. Так же в машине был ещё какой-то мужчина в гражданской одежде. Я начала спрашивать по какому поводу меня везут в Следственный комитет, мне сказали, что там мне всё скажут. Когда мы приехали в Черноголовку, я узнала, что против меня возбуждено уголовное дело по ч.

1 ст. 318 УК РФ, за избиение сотрудника полиции, который избил меня 29. 12. 2017 года.

Так же в этот день у меня изъяли телефон, хотя я говорила, что могу доказать документально, что телефон куплен после 29. 12. 2017 года. 05.

04. 2018 года меня вызвали на очную ставку, где я рассказала всё, как было (так же как написала выше). Следователь Шевчик М. С.

Распечатал протокол очной ставки, прочитав в нём мои показания, я поняла, что следователь написал совершенно не те показания, которые я говорила, адвокат посоветовал вообще отказаться от показаний, ссылаясь на 51 статью УПК, что я и сделала. Меня и моего адвоката следователь попросил выйти, а сам позвал свидетеля обвинения Куц Андрея и ещё одного свидетеля (фамилию не запомнила) к себе в кабинет. За закрытой дверью они совещались 3 часа, мы в это время были в коридоре (я, мой адвокат Петуров М. А.

И моя мама). Переодически следователь выходил из своего кабинета и заходил в соседний кабинет, где находился Зиновьев и ещё 2 свидетеля обвинения. Когда следователь пригласил нас опять в кабинет, нам распечатали новый протокол очной ставки, показания Зиновьева, который бил меня 29. 12.

2017 года, очень отличались от первоначального протокола очной ставки. В начале на очной ставке он говорил (а так же это было в первоначальных распечатанных его показаниях), что 29. 12. 2017 года он в 9: 00 утра зашёл в кабинет, где меня допрашивал Куц Андрей, где я ни с того ни с сего начала его бить.

Но в новых распечатанных показаниях он уже подстроился под моё время, указал, что во второй раз они ко мне только приехали в 11: 00, а в 15: 30 он просто зашёл к Куц Андрею в кабинет, но уже стало написано, что Куц только должен был меня допрашивать. Когда я указала в замечаниях в протоколе очной ставки данный факт, следователь подошёл к Зиновьеву, протянул ему 2 листка бумаги, на которых был напечатан какой-то текст, и сказал Зиновьеву: «Напиши мне 2 заявления, текст там указан. ». На второй очной ставке свидетель обвинения Куц Андрей в устной речи, когда рассказывал свою версию случившегося, сказал, что когда они приехали во второй раз, они меня сами попросили пройти ко мне в квартиру, а я им добровольно позволила, но в распечатанных его показаниях говорилось, что я сама пригласила Зиновьева в свою квартиру.

Т. Е. В показаниях полная нестыковка. Так же, когда я задала вопрос Куц А.

С. О том, в какое время я находилась у него в кабинете, когда зашёл Зиновьев, Куц сильно растерялся, замолчал, а следователь подсказал ему, что было это в 15: 30. Телефон Шевчик М. С.

Вернул мне только после того, как я согласилась оставить не заполненные графы времени очной ставки в протоколе. Так же меня постоянно запугивают, что повесят на меня убийство, что найдут в моей крови наркотики и упрячут далеко и надолго. Я очень боюсь, что моему здоровью и свободе действительно что-то угрожает. Так же мне впрямую говорил следователь, что моих свидетелей, которые могут подтвердить, что Зиновьев не представлялся, вёл себя по хамски и избивал меня в кабинете, они сделают свидетелями обвинения, а в противном случае они их посадят, повесив на них убийство, которое произошло с 28.

12. 17 на 29. 12. 2017 года.

Я звонила в комитет собственной безопасности, мне там сказали, что начальник и его зам, как раз Следственного комитета по г. Ногинск по МО, который находится в Черноголовке, находятся сейчас под следствием за хищение. А так же знаю, что Куц Андрей уже уволен задним числом и так же был под следствием. Творится в Ногинском районе полный беспредел, не смотря на то, что кого-то уволили и что кто-то под следствием, но ничего не прекращается, как был беспредел, так и есть.

В качестве доказательств Зиновьев предоставил 2 видео, которое снимали как раз тогда, когда я находилась в истерике, и где я пытаюсь защититься от Зиновьева отмахиваясь руками от него. Но на одном видео видно, что Зиновьев держит меня за шиворот куртки, а на втором, что он на меня наступает всё ближе и ближе, и я почти вжата в стенку сзади моей спины. Но я же не нападала на него, а защищалась! Так же естественно сотрудники полиции, которых он представил в качестве свидетелей обвинения, дают показания против меня, причём все говорят, как под копирку, но есть в их показаниях много нестыковок.

Так же говорят, что я (а я вешу 42 кг) взяла его за шиворот куртки и начала его таскать из стороны в сторону, а Зиновьев весил килограмм 120 (сейчас он похудел килограмм на 15-20). Но это же полная чушь, я если бы даже захотела, то не смогла бы физически это сделать. Тем более я даже не знала, что он сотрудник полиции. Данные по избиению мной сотрудника полиции специально сфальсифицированы для того, чтобы уйти от ответственности Зиновьеву В.

Г. Так же считаю, что следователь Шевчик Михаил Сергеевич, который работает в Следственном комитете по г. Ногинск по МО (сам Следственный комитет находится в Черноголовке) умышленно помогает Зиновьеву уйти от ответственности. Прошу Вас, помогите пожалуйста разобраться с этим случаем и привлечь к ответственности, человека, который меня бил, фамилия и имя которого Зиновьев Виталий Геннадьевич (об этом я узнала в Следственном комитете по г.

Ногинск 28. 03. 2018 года в г. Черноголовка).

А так же разобраться, почему в Следственном комитете умышленно изменяют показания Зиновьева, и тем самым помогают ему уйти от ответственности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Меня обвиняют в совершении преступления, которого я не совершала.