Стяжатели и коновалы — в Российской медицине.

Играем с товарищами в настольный теннис и обсуждаем перспективы осеннего отдыха в бархатный сезон. Николай сказал: «А я никуда не поеду, это лето и на Ямале было хорошее. Весь июль и до пятнадцатого августа плюс двадцать четыре – тридцать». Наиль, продолжил: «А мы с женой поедем от «Газпрома» в Анапу в санаторий по путёвке».

Ну а я скромно отмалчиваюсь, куда поедешь на пенсию в 16 822 рубля – сильно не разбежишься. Так и сказал товарищам. Рад бы в Рай, но денег нет, не смотря на то, что в этом году мне как неработающему пенсионеру проезд оплачивают. Вспомнили и свои прошлые путешествия на автомашинах по родным просторам Страны, а заглянув в раздевалке в свои водительские удостоверения, увидели, что у Николая и Наиля права просрочены, а у меня, осталось им служить всего двадцать дней.

Друзья категорично заявили: «Нет, всё продлять не будем, да и возраст без малого семьдесят лет». А я решил, что водительское удостоверение со всеми категориями карман не оттягивают, да и заработок порой подворачивается (халтура) на чужом авто. И не откладывая дело в долгий ящик, не следующий день, с утра пораньше пошёл, в ЦГБ Ноябрьска в отделение проф. Осмотров проходить комиссию.

Конец июля, в регистратуре никого, обращаюсь к девушке с просьбой открыть медкарту на прохождение комиссии для продления на 10 лет водительского удостоверения категорий: В; С; D; Е. Получаю медкарту с краткой лекцией, что надо поликлинику посещать не один раз в десять лет, а проходить флюорографию один раз в год. Такая забота просто умиляет, вот только нищенские пенсии Российских пенсионеров ни кого не волнуют. Умри от голода, но здоровым!

Почти счастливый, что нет очереди на этом этапе, иду к кассе оплачивать услугу медицинского учреждения. Кассир слегка огорчила: «С вас 2 400 рублей произнесла девушка, а за психиатра и нарколога ещё 600, но это уже в другом месте». И понеслись весёлые часы медосмотра; первым делом прошёл флюорографию, в следующим кабинете надели на голову колпак и долго мучили, выясняя – падаю я ли в обморок, и не бьет ли меня «Кондратий». Когда встал с кресла, врач произнесла, да крепкие люди старшего поколения, молодые и те не выдерживают счастья в таком количестве в этом кресле.

Чуда в кабинете окулиста я не ожидал. Сам знал, что левый глаз и цветная книжка затруднений не вызовет, а вот правый – чуть-чуть но, хромает. Так и получилось, но, с помощью очков с диоптрией, которые предусмотрительно взял с собой, окулиста прошёл с пометкой в очках. «Чудеса» начались в кабинете: ухо, горло, нос.

Вхожу в кабинет приветствую располневших от непомерно тяжёлой работы, особенно в бёдрах двух дам. На улице +28, в кабинете работает кондиционер, не понятно зачем, но при этом открыто и окно, за которым отчётливо слышны все звуки улицы, так, же замечательно слышно, как работает охлаждение системного блока компьютера. Подаю документы и слышу голос медсестры: «Встаньте в угол, и заткните пальцем левое ухо» — встаю, затыкаю. Напрягаю барабанную перепонку правого уха, и сквозь шум улицы, кондиционера и визг вентилятора слышу: сорок пять, повторяю – сорок пять; тридцать три, повторяю – тридцать три; потом послышалось какое-то бурчание.

Говорю медсестре: «Девушка, Вы отвлеклись или сбавили громкость, вас не разборчиво слышно». В ответ слышу: «Заткните пальцем правое ухо». Сквозь какофонию, звучавшую в кабинете, слышу: «Двадцать семь, сорок восемь» — и всё снова бурчание, как будто девушка не прожевала свой завтрак или, у нее, что-то застряло во рту. Ставлю в известность медсестру, что слышу всё, кроме её бурчания.

В ответ медсестра заявляет: «Вы глухой! ». Такое заключение этих эскулапов ЛОР, меня Барда и человека играющего на гитаре и баяне как-то обескуражило. Тем более что утром перед прохождением комиссии на слух подстраивал две струны на гитаре и проблем со слухом не наблюдалось.

Но, как эта медсестра ошибалась и непонятно на что надеялась, объявив меня глухим. Эта не первой свежести особа даже не подозревала, что перед её очами собственной персоной Геннадий Бедокур, у которого просто нет задней скорости, и который даже трёх рублёвые взятки гаишникам ни когда не предлагал, так как стыд и совесть не позволяли этого делать. Очень вежливо медработникам заявляю: «Что бы объявить меня глухим сначала вам придётся создать хотя бы приемлемые условия для проверки слуха. А именно: выключить кондиционер, выключить охлаждение компьютера и конечно закрыть окно.

Так же у вас в кабинете отсутствует прибор «Аудиометрии». Ваш кабинет вообще не приспособлен для проверки «Оториноларингологии». К тому же, как человек может быть глухим, если он слышит по две цифры вашего бормотания каждым ухом? А самое главное, будьте так любезны – предоставьте мне, пожалуйста, справку, что ваша дикция и громкость голоса соответствует принятым стандартам и выдаёт нужные децибелы, что и даёт вам право заниматься шептанием.

После всего мною сказанного обе дамы впали в лёгкий транс. Врач оториноларинголог принялась очень тщательно изучать мои уши, нос и гортань – но не найдя отклонений по здоровью была вынуждена написать: «Годен — без ограничения». Остальных специалистов прошёл просто на ура, и получил водительскую справку, где сказано: «Годен, без ограничения». Двадцатого июля сдал документы в МФЦ.

И о, Виктория! Через десять дней 30 июля мною были получены новые права сроком на десять лет, до 30. 07. 29 года.

«Жизнь прекрасна и удивительна» — но не лишена и печальных моментов. Стук в дверь, открываю – соседка Надежда из девятой квартиры просит помочь перенести мужа из квартиры в скорую. Прохожу к соседям перед глазами печальная картина, Борис лежит без чувств на диване, суетятся операторы скорой помощи, снимая кардиограмму. Вышел во двор, поговорил с водителем о жизни, о погоде, а в голове бьется мысль: «И что они не везут соседа в больницу, ведь стационар в трёх минутах езды от дома?

». Наконец медики скорой помощи очнулись и поняли, что соседа им в чувство привести не удастся, и решили, что пора доставлять больного в ЦГБ. Неся Бориса на носилках к скорой помощи, Надежду спрашиваю: «Что случилось? » — Надежда отвечает: «Врачи сказали, что-то с лёгкими, а кардиограмма показала – сердце просто отлично работает, с таким сердцем ещё лет сто проживёт».

Минут через сорок соседка вся в слезах сообщает: «Гена, Боря умер прямо в приёмном покое». Позже вскрытие показало, совсем и не лёгкие подвели Бориса, а случился – инфаркт! Не топтались бы «кандидаты в доктора» скорой помощи, двадцать минут в квартире, то может быть сосед мой Борис ещё и пожил. Встречаюсь в раздевалке спортзала с Наилем, и узнаю, что приехала жена из Питера для получения санаторно-курортной и сразу слегла, вызывал скорую помощь.

Что с женой определить не могут, в ЦГБ не забирают, сказали: «Вызывайте, будем ездить хоть каждый день» — видно у них от рейсов зарплата, как в карьере. Так что теннисные турниры отменяются. Через три дня звоню товарищу и справляюсь: «Как супруга, что говорят «кандидаты в доктора? » — Наиль сообщает печальную весть: «Пошли сдавать анализы, а жена потеряла сознание на крыльце ЦГБ — положили в больницу».

Через три недели звонит Наиль: «Всё, Анапа отпадает, срочно уезжаем в Питер! Ноябрьские «кандидаты в доктора» так и сказали: «Мы не знаем, что с вашей женой, забирайте её домой» — видно умирать. Грустные, грустные дела – одно радует, что лето выдалось замечательное. По всей стране – то потопы, то пожары, а где-то просто осень в июле.

А на Ямале +24; +32. Загораем! Отметили сороковины смерти Бориса, жена Наиля успешно лечится в Питере, а мне предложили работу водителем на трал в частную организацию обслуживающую «Газпром». А почему не поработать?

Вахта 15 дней на 15, работа знакомая, техника новая, зарплата от 80 000 до 100 000. Со всех ног бегу в отдел кадров организации. Выдавая мне направления на медкомиссию, приятной внешности дама добавила: «Милости просим, если — пройдёте комиссию». Достаю водительскую медицинскую справку двух годичку полученную 19.

07. 19 года, которая мне была выдана для получения водительского удостоверения без ограничения категорий и предъявляю работнице кадров. «Нет, эта справка не годится, надо пройти комиссию по нашему направлению и только в поликлинике «Сибирское здоровье», так как мы обслуживаем «Газпром», а у «Газпрома» договор именно с этой поликлиникой — указала мне направление движения работница отдела кадров. Знакомлюсь с полученным направлением на комиссию, и берёт оторопь.

Зачем водителю категорий В: С: D: Е — нужно проходить комиссию: на устойчивость к электромагнитному полю широкополосного спектра от ПЭВМ; общая вибрация; производственный шум на рабочих местах с вредными или опасными условиями труда, работа на различных высотах и т. Д. Когда именно в моём направлении на проф. Комиссию должно было быть указано; П.

4. 1 и П. 4. 4.

И всё. Ну что ж, раз надо – значить надо, что нам шести десяти восьми летним — надо мы и в космос можем махнуть, тем более всего полтора месяца минуло, как медкомиссию прошёл. На следующее утро, и с вечера голодный, сдав мочу, кровь и кал – пошёл в поход по узким специалистам, гипсокартонной поликлиники под звучным и многообещающим названием «Сибирское Здоровье». Народу тьма – все сразу во все кабинеты занимают очередь и путаница из-за этого просто несусветная.

Ура! Всех специалистов прошёл, остались кабинеты «Аудиометрии», «Оториноларингологии» и финиш у терапевта. Подошла моя очередь на «Аудиометрию», ну думаю: «Сейчас-то настанет час истины». Захожу в кабинет № 212, приветствую молодого оператора и содрогаюсь, от так называемого кабинета «Аудиометрии».

В проходной комнатушке 2 х 2 между гипсокартонными стенами, которые якобы создают полную шума изоляцию. Усаживаюсь к столу, и оператор начинает разъяснять, как будет проходить эта процедура Пытаюсь надеть наушники, которые являются открытого типа и совершенно не регулируются по размеру головы. Пристраивая эту порнографию себе к ушным раковинам, чувствую, что с возмущением, которое меня начинает распирать, навряд ли смогу справится. Спрашиваю оператора: «Уважаемый – скажите, пожалуйста.

Реклама:

Как можно в этом сарае, проводить «Аудиометрию»? ». Вот сейчас, находясь в вашем кабинете в так называемых наушниках, я прекрасно слышу всё, что происходит в соседних кабинетах, как в коридоре цокают каблуками девушки, как пациенты спорят об очереди, а за этой дверью, смежного кабинета звонит телефон и кто-то старческим голосом повествует о своих делах. В отвеет, оператор произнёс: «Ну что начнём?

» — «Давайте попробуем» — отвечаю. Что там показал график проверки моих барабанных перепонок, мне было сначала не известно. Но, сквозь цоканье каблуков, как на ипподроме, из-за базарного шума в коридоре за фанерной дверью, и из-за телефонных звонков, то и дело раздающихся в соседних кабинетах, было очень проблематично расслышать всё затухающие сигналы в наушниках. Почти финишная прямая.

Стучу нежно в дверь кабинета № 214, спрашиваю: «Разрешите войти? » — и, войдя, содрогаюсь. За столом со звездой во лбу (зеркалом), сидит древняя старушка ну прям, из сказки А. С.

Пушкина. В голове проносится мысль, вот не только меня «достойная» пенсия вынуждает, вспомнит молодость, а бедной бабуле ну лет 85 – 90, и как бедная сидит – ей то и лежать уже тяжело. Мои сочувственные размышления прервал молодой оператор «Аудиометрии», который вошёл из своего кабинета через проходную дверь, неся график электронной проверки моих ушей. А что всё очень удобно, какая к чёрту шумоизоляция – гипсокартонные стены, проходные кабинеты с фанерными дверями.

Судя по возрасту очень опытная эскулап «Оториноларингологии» предложила мне присесть в железное кресло с предохранительной цепочкой и с закрытыми глазами стала меня катать на этой чудо карусели, потом остановила и предложила встать. Странно, но только в России наверно существует допотопный метод проверки слуха шептанием и диагноз – отложение солей. Поэтому наших кандидатов в доктора, выехавших на ПМЖ в капиталистические страны, заставляют сдавать экзамены, а то и переучиваться. Поставив меня в угол у входной двери (хорошо, что не на колени и не на горох) врач Греченкова И.

М. Стала мне усиленно что-то нашёптывать. Но, то ли у неё уже сил не было нормально шептать, то ли дикция была не качественная (зубов, то уже во рту наверно порядком не хватает, как и у меня). А может, мешал и невообразимый галдёж за дверью, у которой я стоял.

Но разобрать всё, что шептала мне своим ослабевшим голосом госпожа Греченкова И. М. – было, практически не возможно. На её вердикт глухой.

Я доктору называю все объективные обстоятельства, которые катастрофически мешают проверки слуха. Но доктор не преклонена: «Направляю вас к сурдологу в ЦГБ» — а сурдолог в городе Ноябрьске на 100 000 тысяч населения один, и талоны к нему выдают по четыре штуки за пятнадцать дней. Спускаюсь на первый этаж к заместителю Главного врача Ольги Владимировне. С разрешения вхожу в кабинет, где присутствовал, как потом оказалась и сам владелец этого гипсокартонного заведения «Сибирское Здоровье», господин Артур Раисович.

Объясняю всю нелепость сложившейся ситуации, о безобразной шума изоляции кабинета «Оториноларингологии», и «Аудиометрии», что врач Греченкова И. М. Даже не удосужилась визуально проверить состояние моего наружного, среднего и внутреннего уха. И для чего ей эта звезда во лбу горит, если она ей не пользуется.

И что из-за этой казуистики, я просто потеряю работу. Внимательно меня, выслушав, Артур Раисович с невозмутимым спокойствием депутата произнёс: «Вы что, хотите пройти комиссию, или наладить работу кабинетов? » — на что я ему так же невозмутимо ответил: «Хочу, что бы Вы наладили нормальную работу кабинетов, и пройти в ближайшее время комиссию». На первом этапе нашего сотрудничества, руководство поликлиники решило, что когда страждущие разойдутся, то мне снова предоставят возможность пройти обследование в кабинете «Аудиометрии».

В 11. 55 вхожу в кабинет, приветствую уже нового оператора и, присаживаясь в почти родное кресло — подаю документы представителю кибернетических наук. После краткой инструкции вновь начинаем сеанс аудиометрии. Шум в коридоре медицинского центра гораздо меньше, и наушники я одел так, чтобы они гораздо плотнее прилегали к ушным раковинам.

После распечатки результатов, девушка оператор пришла в замешательство. Прибор, показал оба результата моей проверки, и они отличались друг от друга, как небо и земля. Оператор со словами: «Я не знаю, что тут происходит» — пригласила светило «Оториноларингологии» — Греченкову И. М.

, которая войдя в кабинет и увидев меня, аж вздрогнула от радости. А затем, уставившись своим умным проницательным взором в монитор компьютера, и сравнив оба результата, безапелляционно заявила: «Компьютер не работает, он неисправен». Теперь уже иду в кабинет народного депутата городской думы города Ноябрьска господину Галимулину Артуру Раисовичу, который и является владельцем данного МЦ «Сибирское здоровье». Показываю оба результата и задаю вопрос: «Как может быть такое, что предомной и после меня компьютер работает, а при исследовании меня, компьютер не работает?

» — на что Артур Раисович даже не смутившись, отвечает: «Да это доктор, что-то напутала». Сидим в кабинете директора с Артуром Раисовичем, Ольгой Владимировной и решаем, как нам преодолеть возникшее препятствие в виде эскулапа Греченковой И. М. И придумали, Галимулин А.

Р. Предлагает свой компромиссный вариант: «Геннадий Фёдорович, а давайте, Вы пройдёте ЛОРа в другой платной поликлинике и если пройдёте, то мы подклеим тот результат в вашу карточку и наш терапевт, даст заключение». Как не странно, но именно эту операцию, прошлым вечером я и, проделал, возвращаясь домой, после трудных битв в поликлиниках, и, готовясь подавать документы в городскую Прокуратуру. Буквально в двухстах метрах от моего дома находится ещё один МЦ ООО «Академия здоровья» — и это вам не баран чихнул.

Подошёл к регистратуре и спросил администратора: «Девушка, а у Вас можно пройти проверку слуха в кабинете ЛОР? » — на что девушка ответила: «Да, проходите на третий этаж, доктор вас ждёт». «А сколько стоит это удовольствие? » — спросил я у администратора: «Девятьсот рублей, оплата после приёма» ответила она.

Просто невероятно вот так просто, и без очереди. Поднимаюсь на третий этаж, по идеально чистой лестнице и просто кричащей тишине и вижу такие родные с далёкого детства три буквы ЛОР. Постучав в двери и спросив разрешение войти, оказываюсь в уютном кабинете, доктор примерно лет шестидесяти предложил присесть, и началась уже в который раз процедура – проверка слуха, от которой мои бедные уши уже просто одурели. Особенно от картавого шёпота докторов и их дублёрш медсестёр.

Как и положено, сначала «Аудиометрия», а потом процедура «Шептания». Доктор так увлёкся шептанием, что нашёптывая цифры, покинул пределы кабинета и затерялся в коридорных просторах. Вернувшись в кабинет, он произнёс для меня радостную весть: «Всё у Вас со слухом нормально. И добавил – что им там надо?

Может и есть начальная стадия тугоухости, но вам же, не 18 лет, а 68. Молодые сейчас бывает, часто слышат хуже, чем Вы». Этот-то козырь, я и достал из папки, предъявив Артуру Раисовичу. Он даже обрадовался, прочитав заключение стороннего эскулапа из «Академии здоровья», что я здоров и годен для работы в районах Крайнего Севера без ограничения.

«Ну вот, сейчас я подклею этот результат в вашу карточку, а Вы идите и запишитесь к терапевту – а вашу карточку я ему передам» — обнадёжил меня Артур Раисович. Я, с лёгким сердцем в регистратуре записался на 12. 40 и пошёл домой попить чайку. К двенадцати сорока подошёл к кабинету терапевта, где меня ожидала старшая медсестра, которая пригласила меня в кабинет хозяина данного предприятия.

Вхожу в кабинет директора, в котором уже меня ожидают Ольга Владимировна и Артур Раисович, которые мне сообщают, что: «Что приносят свои самые искренние извинения, что вернут предприятию за мою медкомиссию деньги, но с Греченковой они ничего сделать не могут, она не признаёт результаты моего обследования в «Академии здоровья», а без её заключения – терапевт отказывается давать своё заключение». Так же, Нигматулин Артур Раисович клятвенно заверил, что в ближайшее время установит в кабинете «Аудиометрии» шума изоляционную камеру и оборудую согласно принятым нормам кабинет «Оториноларингологии». На этих принесённых мне администрацией МЦ ООО «Сибирское здоровье» извинениях и признании своей не правоты, а так же клятвенных обещаниях наведения порядка в кабинетах №212 и №214, мы, пожав друг — другу руки, очень тепло, почти по-братски расстались. Вроде бы победа и справедливость восторжествовала?

Да конечно, если не считать того, что я потерял работу из-за эскулапа Греченковой И. М., которая до того не уверена в своей квалификации, что посылает на обследование к конкретным вторым специалистам, и в тоже время не признаёт результаты специалистов других Медицинских Центров Так же совершенно непонятно, почему и на каком основании ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» практически насильно загоняет всех работников проходить медицинскую комиссию в один МЦ ООО «Сибирское здоровье» и не только своих рабочих, но и рабочих с подрядных организаций обслуживающих этот пресловутый ОАО «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз». «А ларчик то просто открывается»!

В среднем медицинская комиссия одного рабочего в Ноябрьске стоит 9 000 тысяч рублей. В день медкомиссию в МЦ «Сибирское здоровье» проходят от 100 до 180 человек, получается очень приличная сумма и за один день и конечно за месяц. А то, что непонятно какие власти и силы, и на каком основании согнали всех работников проходить медицинское обследование в один МЦ «Сибирское здоровье», в котором не очень обеспокоились создать нормальные условия, а создали толкучку – это разве кого-то волнует. Россию захватило СТЯЖАТЕЛЬСТВО и БЕСТОЛКОВОСТЬ на всех уровнях власти!

P. S. После всех выше описанных событиях прошёл, о нет — просто пролетел, месяц. Просто, ради любопытства иду МЦ ООО «Сибирское здоровье» посмотреть, как же господин депутат городской думы города Ноябрьска Галимулин Артур Раисович держит своё депутатское слово, и прям в ближайшие дни переоборудовал кабинеты №212 и №214 согласно нормам и стандартам.

Вы конечно уже догадались – а никак! Всё на том же сарайном уровне. Да и зачем, что-то менять? Договора подписаны, деньги то капают и очень даже неплохие!

А Российские депутаты всех уровней, для меня всегда были и остаются СТЯЖАТЕЛЯМИ и ТРЕПАЧАМИ! Да и для Вас уважаемые читатели не думаю, что это новость. 21. 10.

19г. Геннадий Бедокур.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Стяжатели и коновалы — в Российской медицине.