О результатах обращения на Прямую Линию

Президенту Российской Федерации Путину Владимиру Владимировичу. ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО Уважаемый Президент Российской Федерации! Обращаюсь к Вам как к гаранту Конституции Российской Федерации, статьей 2 которой предусмотрено, что обязанностью государства является признание, соблюдение и защита человеческих прав и свобод. Каждый гражданин имеет право требовать правовой помощи и защиты у правительства через органы государственной власти.

Гражданин вправе реализовывать собственные права единолично или же коллективно. В июне этого года я обратилась к Вам — в рамках ежегодного телевизионного шоу «Прямая линия с Владимиром Путиным», с конкретной просьбой: взять на контроль проверку Генеральной прокуратурой РФ моих доводов о коррупционных проявлениях, допущенных при осуществлении правосудия по спору, связанному с моим участием в долевом строительстве. Данная просьба была обусловлена моими сомнениями в том, что такая проверка — без политической воли первого лица государства, вообще состоятся. Мои опасения полностью подтвердились: из прокуратур Московской области и Санкт — Петербурга, которым Генеральной прокуратурой РФ была поручена проверка доводов моей жалобы, поступили ответы, что оснований для производства проверки в отношении судей не имеется, поскольку «доводы жалобы касаются несогласия заявителя с судебными постановлениями, которые вступили в законную силу, и не были отменены вышестоящими инстанциями».

При этом, прокуратурами субъектов федерации не принято во внимание, что обжалуемые судебные акты по моему делу были рассмотрены по существу лишь в первой и апелляционной инстанциях суда, и в кассацию допущены не были, несмотря на доводы моих кассационных жалоб о предвзятости судей, фундаментальных нарушениях норм процессуального права, в том числе — принятии судебного акта судом в незаконным составе, о существенном нарушении судами норм материального права, повлиявшем на исход дела, неприменении подлежащих применению императивных норм Федерального закона об участии в долевом строительстве, нарушении единства судебной практики и т. П, что свидетельствует, о судебной ошибке, которая не была устранена в силу практики круговой поруки, осуществляемой судами надзорных инстанций, о чем свидетельствует официальная статистика Судебного департамента ВС РФ о количестве рассмотренных по существу кассационных жалоб (2, 5%) — с одной стороны, и количестве поданных в ЕСПЧ жалоб против России — с другой. О системном характере коррупции в одной из самой закрытых структур государственной власти — судебной, отгородившейся от контроля за своей деятельностью всяческими запретами на проверки и законом о неприкосновенности судей, обществу поведал экс- судья Д. Новиков, который сам до недавнего времени являлся шестеренкой в этом государственном механизме, в связи с чем знает эту структуру изнутри, и раскрывает существенные аспекты судебной системы, открыто заявляя о том, что в судах правит бал «организованная преступная группа, выдающая себя за судей Российской Федерации».

Я не вправе публично выражать своё мнение по столь смелым высказываниям бывшего федерального судьи, однако совокупность сведений, опубликованных в СМИ Дмитрием Новиковым, а также учитывая свой собственный опыт, насчитывающий пятилетний срок безрезультатного хождения по судам, в попытке истребовать через суд у застройщика свои денежные средства — все это позволяет сделать вывод о том, что государству, очевидно, безразлично исполнение антикоррупционного законодательства, которое применяется неизвестно кем и по какому принципу, если известно, например, что правоохранительные и судебные органы преследуют сейчас самого «разоблачителя» коррупции в судебной системе Новикова, а не тех коррупционеров и казнокрадов, которых он изобличает с фактами в руках. И такие случаи — не единичны. Доводы моей жалобы на коррупцию состоят в том, что застройщик выиграл спор, представив в суд подложные (сфальсифицированные) доказательства, которые судом приобщены к материалам дела без выполнения обязательных и строго регламентированных процессуальных действий по исследованию и оценке собранных по делу доказательств, положив недопустимые доказательства ответчика в основу мотивированного решения, что повлияло на исход дела в его пользу. При этом, доказательства и доводы истца судами были проигнорированы.

Более того, суды первой и второй инстанций неправильно распределили бремя доказывания, возложив его на истца — участника долевого строительства, тогда как федеральным законом, специально принятым государством для защиты прав и законных интересов слабой стороны, бремя доказывания возлагается на застройщика. Кроме того, при производстве дела в апелляционной инстанции Московского областного суда была произведена немотивированная и не оформленная документально замена судебной коллегии по гражданским делам указанного суда, первоначально сформированной для ведения дела — после того, как доводы моей апелляционной жалобы были рассмотрены, и судебная коллегия первоначального состава пришла к выводу о необходимости представления дополнительных доказательств, истребовав у ответчика имеющий значение для дела технический паспорт на спорную квартиру, в связи с чем считаю отвод первоначального суда — спланированной акцией, а вновь сформированный состав судебной коллегии — ангажированным, поскольку ответчик отказался раскрыть истребованное доказательство, при этом новый состав суда не дал этому факту правовой оценки, и дело было рассмотрено как без данного конкретного доказательства, так и в совокупности с другими имеющими значение для дела доказательствами, что свидетельствует о необоснованности и незаконности вынесенного определения. Все вышеизложенное свидетельствует о многочисленных подтасовках при отправлении правосудия по моему делу, судебных ошибках с очевидным умыслом вынести судебный акт в пользу одной из сторон, в данном случае — застройщика, который, являясь сильной стороной в споре, мог оказать влияние на исход дела в свою пользу, что считаю, недопустимым, порождающим обоснованные подозрения на коррупцию, которая привела к заведомо неправосудному судебному акту. Указанные обстоятельства стали возможны ввиду того, что должностные лица Московского областного суда, Санкт- Петербургского городского суда, а также Верховного Суда Российской Федерации самоустранились от соблюдения действующего федерального законодательства Российской Федерации, что привело к существенным нарушениям моих прав и охраняемых законом интересов.

Однако, Генеральная прокуратура РФ уклонилась от рассмотрения этих, и целого ряда других доводов моей жалобы о системной коррупции в судах Российской Федерации, что нарушает приказ Генерального прокурора Российской Федерации № 45 от 30. 01. 2013 об утверждении Инструкцию о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации (ч. 2, пункт 2.

4, абзац 3), а также противоречит практике Конституционного Суда Российской Федерации, который в постановлении от 18. 10. 2011 г № 23 — П по жалобе гражданина Л. И.

Панченко, сформулировал следующую правовую позицию. «Несменяемость и неприкосновенность, будучи элементами конституционно-правового статуса судьи, не являются его личной привилегией как гражданина, на что неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации (Постановления от 7 марта 1996 года N 6-П, от 19 февраля 2002 года N 5-П, от 28 февраля 2008 года N 3-П и др.), они обеспечивают самостоятельность и независимость судебной власти, служат средством защиты публичных интересов, прежде всего интересов правосудия, и не только не исключают, но, напротив, предполагают повышенную ответственность судьи за выполнение своих профессиональных обязанностей, соблюдение законов и правил судейской этики. Тем более не предполагается ограждение судьи, совершившего преступление, от уголовной ответственности — иное приводило бы к искажению конституционного смысла судейского иммунитета, а также к нарушению конституционных прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 декабря 2004 года N 394-О, от 7 февраля 2008 года N 157-О-О и др.

Реклама:

). Не ставится под сомнение возможность разрешения в установленном порядке вопроса о проведении в установленном законом порядке вопроса о проведении в отношении судьи предусмотренных Уголовным — процессуальным кодексом Российской Федерации действий для проверки сообщений о преступлении и возбуждении по результатам этой проверки уголовного дела по признакам других, как правило, сопутствующих преступлению, предусмотренному статьёй 305 УК РФ, состав преступлений, таких, как «Мошенничество» (ст. 195), « Злоупотребление должностными полномочиями» (ст. 285), «Превышение должностных полномочий» (ст.

286), «Получение взятки» (ст. 290). » Уважаемый Владимир Владимирович! В завершении настоящего «открытого письма», позвольте процитировать два высказывания: одно принадлежит практикующему юристу наших дней, для которого походы в суд — каждодневная рутина, связанная с защитой законных прав и интересов обратившихся за правовой помощью лиц, в связи с чем его мнение о состоянии и принципах внутригосударственных средств правовой защиты не должно вызвать сомнений.

Более того считаю, его он в точности описывают весь тот путь хождения по кругу, который довелось пройти мне лично, в связи с чем я подписываюсь под каждым его словом: « Если судья (особенно женщина), вступила в сговор с мошенником и уже определила в голове решение, то её уже никакие доказательства другой стороны не интересуют совсем. Судья рассмотрит дело на основании копии расписки, не подлежащей рассмотрению в суде, в нарушение ст. Ст. 147-153 ГПК РФ, не проведёт предварительной подготовки дела к судебному разбирательству (для чего ей доказательства?

), вызовет сразу на судебное разбирательство и вынесет судебное решение, которое она заранее вынесла, по своему внутреннему убеждению, исказит все факты, по отношению к протоколу, или исказит сам протокол по отношению к фактам, и т. Д., не отменит решение в связи с вновь открывшимися обстоятельствами по делу (фальсификация иска, доказательств, и фальсификации решения суда судьёй). Судья знает, что существует СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА о круговой поруке во всей правоохранительной системе.

Судья знает, что апелляционная инстанция не обратит внимания на нарушение судом процессуального и материального права, кассационная инстанция под любым предлогом не примет жалобу к рассмотрению, ККС ответит: « Вы же указали только на нарушение судьёй ГПК РФ и ГК РФ, это незначительные нарушения, наказанию не подлежит». Судья уверен в том, что полиция откажет в возбуждении уголовного дела, мотивируя тем, что решение вступило в законную силу, прокуратура поддержит полицию, Генпрокуратура отправит жалобу на прокуратуру для решения в ту прокуратуру, на которую поступила жалоба. Судьи уверены даже в том, что жалоба Президенту к нему лично не попадёт, а администрация Президента откажет отпиской. Вот и все: круг замкнулся» (Александр Кочергин.

19. 04. 2018 zakon. Ru).

А теперь, позвольте, приведу высказывание ещё одного честного малого — дворянина из Франции, маркиза Астольфа де Кюстина: «Россия в 1839 году»: « Для чего служат установления в стране, где правительство не подчиняется никаким законам, где народ бесправен и правосудие ему показывают лишь издали, как достопримечательность, которая существует при условии, что никто её не трогает». Уважаемый Владимир Владимирович! Вы неоднократно в своих публичных высказываниях отмечали, что Россия — страна. Вековых традиций!

Извините меня великодушно, НО НЕ ДО ТАКОЙ ЖЕ СТЕПЕНИ?! С уважением, Н. А.

Менжинская 07. 09. 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

О результатах обращения на Прямую Линию