В чем причина того, что наша экономика не может стать на путь развития

Уважаемый Владимир Владимирович! Вопросы развития экономики страны обсуждаются на различного рода совещаниях, форумах ежегодно и даже по нескольку раз в году. Заканчиваются они, как правило, призывами: улучшить инвестиционную политику, перейти к новой системе управления, внедрить все новое, что появляется в технике и технологии, повышать производительность труда, сокращать численность работающих, продолжить приватизацию госсобственности и т. Д.

Информация одного из совещаний Президиума Экономического совета при Президенте была опубликована под таким заголовком: «Экономический Совет поможет В. Путину в перестройке модели экономического развития страны». Из текста следует, что перестраивать модель экономического развития страны будет В. Путин, а члены Президиума будут только помогать ему.

Содержание призывов, озвученных после совещаний и форумов по существу одно и то же. Да иначе и не может быть, так как формулируют их в основном одни и те же люди. А ведь давно известна истина, что для новых дел нужны новые люди. В настоящее время министерства и ведомства озадачены разработкой планов действий, обеспечивающих достижение не позднее 2019 – 2020 годов темпов роста экономики России, превышающих темпы роста мировой экономики.

Далее идут призывы, на которые должны быть ответы в разрабатываемых планах. Пользы от этих призывов не будет. Наши экономисты – организаторы производств, не знают, как их материализовать. А не знают потому, что наша экономика не имеет научного фундамента.

Нам нужны научные основы организации общественного производства. Но наша экономическая наука этой главной проблемой экономики не занимается. Руководству страны уже давно пора бы спросить у руководителей экономической науки, в чем причины такого состояния экономики и как из него выйти. Но руководство этого не делает, а наука молчит и продолжает заниматься решением частных задач, мало что дающих производству.

Практические рекомендации по организации общественного производства по науке могли быть разработаны у нас еще в конце прошлого века, если бы руководство РАН, в свое время, поддержало бы работы А. Фетисова по этой проблеме. Но этого не произошло. Хорошо, что его работы удалось опубликовать в журналах ХОМОСАПИЕНСОЛОГИЯ и тем самым сохранить их.

А теперь о том, что представляет из себя наука — организация общественного производства и какие возможности она открывает для практики. Применительно к экономическим системам термин управление означает целенаправленную деятельность человека по организации работы этих систем. Следовательно, сердцевину управления составляет организация. А организация – это наука о формах и методах соединения техники, технологии, совместного труда людей и предметов труда в единую экономическую систему, функционирующую с заданной производительностью и эффективностью.

В практическом плане она позволяет получать научно обоснованные рекомендации по решению всех необходимых задач управления экономическими системами. Я не буду перечислять все решаемые задачи, они содержатся в статье «России нужны организаторы общественного производства», а остановлюсь только на двух:
— установление структуры и взаимоувязанных оптимальных размеров материально-технической базы предприятий, входящих в конкретную экономическую систему (установление базиса системы);

— определение структуры и численности органов управления, их продукции и ее меры (установление надстройки системы). Структура базиса определяет структуру надстройки, а вот продукцию органов управления и ее меру она не определяет. И похоже это вполне устраивает наших экономистов. В печати этот вопрос поднимался только один раз.

Как не покажется странным, но впервые на то, что у органов управления нет своей продукции и ее меры, обратил внимание Ф. Дзержинский, в бытность Предсовнаркомом. Вот, что он писал по этому поводу: «Когда мы говорим о производительности труда рабочего, мы измеряем эту производительность труда тем количеством продукции, которую он нам дал, а производительность труда в управленческих органах сможем ли мы измерить тем количеством продукции, которое мы даем в нашей работе? Если мы скажем, что данный трест прислал в другой орган 25 пудов бумаги – этим ли нужно измерять его производительность?

Где же и чем нам нужно искать продуктивность и производительность труда управленческого аппарата? Я должен сказать, что этого измерителя у нас нет, ибо наши измерители определяются именно пудами, фунтами или, может быть, длиной наших ведомостей и нашей неслыханной, страшной волокитой». (Ф. Э.

Дзержинский. Избранные произведения, т. 2. Гос.

Издательство политической литературы, М. 1957, 329 с.) Знание продукции у органов управления и ее меры – обязательное условие при организации общественного производства по науке. Человек, далекий от науки, увидел необходимость измерения продукции органов управления почти 90 лет тому назад.

А наши руководители экономической науки, а также правительственные чиновники, ответственные за состояние экономики, не видят необходимости в этом до сих пор. В настоящее время состояние проблемы таково:

А. Фетисовым разработаны основные теоретические положения проблемы. Эти положения проверены на конкретной экономической системе «Речное пароходство» и опубликованы под названием «Применение теории систем к вопросам организации речного транспорта. М.

1966 г. Ротапринт Центрального НИИ Экономики и Эксплуатации водного транспорта ЦНИИЭВТ». Есть и моя, неопубликованная монография под названием «Организационно-экономические основы управления морским транспортом». (Опыт системного исследования).

О том, что делать дальше, говорится в моих статьях, опубликованных в интернете. До тех пор, пока Правительство не поставит перед экономической наукой задачу овладеть проблемой организации общественного производства, а она ее не решит, благополучие нашей страны будет в значительной мере зависеть от цен на энергоносители и другие полезные ископаемые, пользующиеся спросом на мировом рынке. С уважением, Г. Ф.

Плотко Приложение:
1. Статья Плотко Г. Ф. «Какое государство мы должны строить»
2. Статья Фетисова А. А,» Поворот в сторону теории организации — назревшая потребность советской науки. Тезисы доклада научному совету по кибернетике АН СССР» Поворот в сторону теории организации —
назревшая потребность советской науки
Тезисы доклада научному совету по кибернетике АН СССР

I. Главный недостаток современной науки (при всех ее успехах в исследовании атома, космоса и др. Объектов как живой, так и неживой природы) заключается в игнорировании теоретических проблем организации, приобретших сегодня решающее значение для понимания путей научного и социального прогресса СССР. Проблематика современной советской науки продолжает складываться, как и 30-40 лет назад, в основном, на неорганизованных совокупностях, бесструктурных объектах и элементах, в то время как в центр человеческой практики выдвинулись объекты совершенно иного рода — организованные объекты, с и с т е м ы (атом, молекула, электрон, клетка, организм, предприятие, отрасль, народнохозяйственный организм в целом и т.

Д.), подчиненные принципиально иным закономерностям, чем объекты неорганизованные. Понятийный аппарат науки по-прежнему базируется на таких категориях, как масса, энергия, сила, пространство, время, в то время как для системы первостепенное значение приобрели понятия организации (структуры), управления, регулирования, взаимодействия, целенаправленности. Метод современной науки остается по-прежнему элементарным и формальным (причем, ведущие ее представители считают главной тенденцией дальнейшую формализацию знания), в то время как задача исследования новых объектов требует неотложного перехода к диалектическому (системному, содержательно-сущностному) методу.

Несоответствие современного состояния науки требованиям жизни, вызванное игнорированием теоретических проблем организации, стало главным тормозом дальнейшего развития как естественных, так и общественных наук. II. Современное естествознание не осознало еще того факта, что организация представляет собой общеприродную закономерность, что она пронизывает все объекты и явления природы от элементарных частиц до человеческого общества. Отсутствие категории организации в естествознании закрывает пути к познанию сущности явлений природы, ограничивает возможности науки сбором огромного количества фактов, которые невозможно правильно понять формальным их истолкованием.

Наука вынуждена в этих условиях направлять свои усилия на открытие новых и новых фактов в дополнение к тем миллионам и миллиардам фактов, которые уже открыты, но по-прежнему остаются непонятыми и т. П. Без категории организации остается непонятым то единое, что пронизывает все стороны действительности, исследуемые различными науками, в связи с чем не реализуется возможность завершения революции в науке и достижения единства научного знания. Без понимания организации, характеризующей действительные отношения, наука обрекается на исследования формальных отношений, решение частных и мнимых проблем, возникающих на неправильной постановке коренных задач, что, в конце концов, ведет к бесплодности многих, хотя и признанных в мировом масштабе, научных направлений.

Категория организации — это категория XX века, имеющая для современной науки такое значение, какое для науки XIX века имела категория энергии. Наука конца XIX — начала XX веков, если бы из нее была исключена категория энергии, обратилась бы в груду бессвязных фактов и обрывков полуэмпирических и сугубо абстрактных теорий, современная система» осколочного знания» (выражение Р. Оппенгеймера) представляет собой следствие отсутствия категории организации. III.

Современное обществоведение также не понимает организации как общеприродной закономерности и пытается разобраться в организации только на материале общественной жизни и общественных наук, игнорируя те естественнонаучные основы, которые сделали возможным появление высшей формы организации материи в природе. При таком подходе, который, если здесь использовать выражение Маркса,» не может быть признан научным, т. К. В нем полностью отсутствует исторический элемент», наука обрекается на застой: во-первых, потому, что организацию становится возможным толковать субъективистски, во-вторых, потому, что вне поля зрения исследователей остается при этом проблема развития.

Последнее обстоятельство сказывается на прогрессе общественных наук, особенно неблагоприятно в современных условиях, когда в стране осуществляется экономическая реформа, намеченная сентябрьским (1965 г.) Пленумом ЦК КПСС. Суть этой реформы, если ее выразить единой фразой, заключается в переходе экономики (преимущественно) от роста и расширения (преимущественно) к развитию, причем, к развитию на собственной основе, которое Маркс считал главной отличительной особенностью второй фазы коммунизма. Этот переход открывает громадные перспективы всестороннего прогресса общества, поскольку эффективность процессов развития неизмеримо превышает эффективность процессов роста и расширения.

Однако процессов развития‚ с точки зрения их сущности и механизма, современная наука, игнорирующая общеприродную категорию организации, естественно, не изучает, развитие ею не отличается четко от роста, расширения и различных других видов изменения. В таких условиях наука не может внести должного вклада в решение задач дальнейшего прогресса советской экономики и общества, а сами эти задачи не могут решаться на подлинно научной основе. Попытки же перевести исследование и оптимизацию экономических процессов на научные основы в обход категории организации неизбежно выливаются в экстраполяцию методов, сложившихся на изучении неорганизованной природы, на сложнейшие общественные явления, что в принципе не может дать правильного решения. Нельзя, например, распространять методы оптимального раскроя металлического листа на задачу оптимальной организации работы предприятия, поскольку последняя может быть правильно решена только на базе категории организации.

Использование же методов, не основанных на категории организации, приведет к нахождению ложных оптимумов, что может только дискредитировать идею использования ныне существующих количественных методов в экономике, речь идет лишь о том, что не следует допускать использования методов, не соответствующих природе исследуемых объектов. В частности, для исследования организованных объектов могут применяться лишь методы, исходящие из категории организации, структуры, развития, которые непосредственно не алгоритмизируются. Игнорирование общеприродной категории организации общественными науками приводит, таким образом, к невозможности полноценного использования научных исследований в управлении общественным производством, а сами общественные науки обрекают на поиски абстрактных истин, лишенных непосредственного практического значения. В результате складывается положение, подвергнутое критике в докладе Л.

И. Брежнева на XXII съезде КПСС, при котором диалектика служит для повышения общей политической грамотности, а не для решения конкретных экономических и производственных задач. IV. Категории организации и развития, угаданные еще Гегелем и глубоко раскрытые (в основном, на материале анализа капиталистического общества XIX века) Марксом, получившие дальнейшее развитие в трудах Ленина, не взяты еще осознанно на вооружение современной наукой.

Тем не менее, неосознанные попытки отразить категории организации и развития в XX веке стали одной из главных тенденций движения науки, нашедшей, в частности, выражение в появлении таких новых научных дисциплин, как кибернетика и множество теорий, связанных со словом» система». Однако эти направления не смогли определить дальнейшего движения науки, поскольку, лишенные такой опоры, как категория организация, они вынуждены идти по пути формализма и вероятностного понимания информации, что противоречит самой сущности изучаемых ими системных объектов. Задача заключается сейчас в том, чтобы от неосознанного отражения явлений организации и развития перейти к выработке и осознанному использованию понятий организации и развития и в соответствии с этим перестроить современную науку на принципах XX века. V.

В качестве исходного материала для осознанной разработки категорий организации и развития предлагается обсудить следующие положения:

1. Организация представляет собой общеприродную закономерность, проявляющуюся в качественно различных формах на разных уровнях развития материи. 2. Организация и развитие проявляются в особого рода объектах — системах (элементарная частица — в энергетическом фундаменте здания материи; микрочастица, электрон, атом, молекула — в неживой природе; протоплазма, клетка, ткань — на биологической ступени; индивид, семья, стадо — на животной ступени; человек, коллектив, общество — на человеческой ступени; каждая высшая ступень содержит в себе в снятом виде все низшие).

3. Исследование категорий организации и развития следует начинать с высших форм движения материи и наблюдаемых систем — в первую очередь с производственных систем (поскольку на высших уровнях раскрываются законы, проявляющиеся на низших уровнях в форме зачатков), помня вместе с тем о происхождении высших форм от низших. 4. В любой системе следует всегда различать, в основном, две подсистемы, находящиеся между собой в состоянии взаимодействия (обмена).

5. Сущность взаимодействия всегда заключается в обмене; количественной его характеристикой служит интенсивность обмена (для производственных систем — производительность); количественная характеристика определяется не только количественным наполнением системы, но и качеством системы — ее структурой, выражаемой набором изменяющихся элементов и связей между ними; повышение интенсивности обмена по мере повышения уровня организации (улучшения структуры) есть механизм процесса перехода качества в количество и обратно. 6. В производственных системах следует различать технологическую и информационную сферы, причем, в последней нужно различать пять основных функций: руководство, организацию, планирование, регулирование и управление.

7. Руководство заключается в определении цели и критериев движения системы. 8. Планирование есть выработка пути к достижению поставленной цели.

9. Организация есть действие, направленное на установление исходной структуры (организация выступает как часть планирования и как живая организаторская работа в процессе протекания производства). 10. Регулирование есть действие, направленное на поддержание заданной производительности системы в рамках установленной структуры.

11. Управление есть действие по изменению структуры, направленное на повышение производительности системы. 12. Критерии системы объективны и не могут выбираться произвольно, их установление требует не формального акта, а содержательно-сущностного исследования.

13. Знание внутренних возможностей системы и тенденций развития внешней среды позволяет сделать систему целенаправленно развивающейся; целенаправленно развивающиеся системы — высший этап в развитии систем, характеризующийся, в частности, наибольшей производительностью и устойчивостью. 14. Задача заключается в превращении каждого предприятия, отрасли и экономики в целенаправленно развивающиеся системы.

15. Исследование системных объектов требует специального, системного метода исследования, представляющего собой не что иное, как конкретную (прикладную) диалектику. 16. Исследовать нужно не явление или предмет как таковой, а объект, как целостность (систему).

17. Начинать исследование нужно не с гипотез и дефиниций, а с материального объекта. 18. Объект нужно видеть внутренне неоднородным (структурным), части которого (предметы) и взаимосвязи между ними изменчивы.

19. Исследование нужно начинать с высшего этапа развития объекта, с его наиболее развитой формы. 20. Руководствоваться при исследовании нужно не логикой, а законами развития самого общества.

21. Начинать исследование нужно не с форм, не с аксиом, а с выявления содержания и сущности объекта. 22. Конечным результатом исследования должно быть установление количественной зависимости между содержанием и сущностью объекта.

23. Математически нельзя описывать явление или процесс как таковые. Можно описать количественно только объект и его изменение. Его математическая модель есть зависимость количества сущности (производительности) от качества содержания (структуры).

24. Исследовать нужно сам объект, а не общепринятые представления о нем, отражающие прошедшие ступени развития объекта. 25. Критерием истинности исследования может служить только практика — не существующая, не та, от которой отправлялся исследователь, а та‚ к которой должен выйти объект в своем развитии.

Исследование, совершающее порочный круг от отсталой практики через теорию снова к отсталой практике, не может быть признано научным. VI. На основе сознательного применения теории организации становится возможным четко выявлять и сознательно направлять развитие науки, которая вот уже 50 лет рожает диалектический материализм. В частности, в физике открывается возможность раскрытия до сих пор неясной сущности таких ее фундаментальных категорий, как масса, сила, энергия, волновая функция, оператор и т.

П., что позволит неизмеримо упростить всю картину этой науки. В математике будет раскрыта сущность таких понятий, как величина, количество, число и многих других понятий, которые имеют лишь формальные определения; будет получен истинный критерий для отделения того, что представляет собой действительную ценность в математике, от того, что представляет лишь ценность при абстрактно-логическом подходе: тем самым и в математике будет легко решена проблема» простоты-сложному», над которой так долго и пока без особого успеха работают многие математики. Из кибернетики будет выброшена мистическая вероятностная трактовка информации, что превратит, наконец, кибернетику в полноправную ветвь реальной науки в области технических систем.

В экономической науке появится возможность увязать воедино, в систему, такие противоречивые требования, как требование роста производства и снижение себестоимости; повышение рентабельности и заданной номенклатуры; снижение себестоимости и повышение качества и т. Д. И т. П.

В целом для советской науки понимание категорий организации и развития даст возможность достичь реального первенства в мировой науке, которое характеризуется не решением какой-то задачи на несколько месяцев раньше американской науки, а достижением таких высот, которые в принципе будут недоступны для зарубежной науки (к числу таких высот, прежде всего, и относится понимание сущности организации и развития). VII. Изложенное выше есть констатация того непреложного факта, что новый этап в развитии нашей страны требует нового подхода к проблемам науки, выдвижения на первое место тех научных направлений, которые заняты исследованием объектов, ставших главными для общества. В этих условиях совершенно недопустимо такое положение, когда изучением моллюсков заняты несравнимо более крупные силы, чем изучение проблем теории организации.

Продолжение такого положения неизбежно через короткое время поставит всю отечественную науку под огонь критики со стороны всей советской общественности, а Академию наук СССР приведет к крупному кризису, сравнимому лишь с тем кризисом, который она претерпела в первые годы после Октябрьской революции. Мы не просим какой-либо помощи в смысле материальных и людских ресурсов, нам не нужны ни штатные единицы, ни ассигнования, но мы имеем право требовать признания важности нашей работы, возможностей информировать о ней нашу общественность, возможностей публикации уже выполненных работ, даже если они окажутся непонятными представителям формального направления в науке. В частности, надо издать ряд таких работ, хотя бы ограниченным тиражом, для посылки тем лицам, которые по своему положению должны быть заинтересованы в подлинном развитии советской науки. Нужно создать на общественных началах отделение теории организации при Академии Наук СССР, Академии общественных наук или при руководящих партийных органах.

Реклама:

Ближайшая задача этих общественных организаций должна заключаться в разработке теории, позволяющей превратить каждое предприятие СССР в целенаправленно развивающуюся систему. 1966г. А. А.

Фетисов КАКОЕ ГОСУДАРСТВО МЫ ДОЛЖНЫ СТРОИТЬ. В передачах по радио и телевидению довольно часто можно слышать, как простые граждане задают ведущим передачи один и тот же вопрос: «Какое Государство мы строим и какая у нас должна быть идеология? ». Вторую часть вопроса мы здесь рассматривать не будем.

Она требует отдельного, серьезного рассмотрения. Дело в том, что уже сейчас в некоторых средствах информации появляются выступления, в которых вопросы идеологии и ее роли в строительстве государства излагаются неверно. Так, в своем телеинтервью 25 ноября А. Чубайс подразделяет наше общество на три основные категории: либералы со своей идеологией, националисты со своей идеологией и коммунисты, плюс некоторые объединения левого толка, тоже со своей идеологией.

Вывод делает такой – надо научиться взаимодействовать со всеми тремя идеологиями и тогда все будет хорошо. Если бы он назвал основные религии, действующие среди нашего народа, и призвал к взаимодействию религиозных групп, то это было бы правильно. Но он предлагает налаживать взаимодействие идеологий, а это ни к чему хорошему не приведет. Идеология у государства должна быть одна, а религиозных групп, как и религий, может быть несколько.

А вот с ответом на первую часть вопроса дело обстоит иначе. Большинство экономистов видит только один путь построения государства с развитой экономикой – это приватизация общественной собственности и ее модернизация. Но вот приватизация в значительной мере завершена, а ожидаемые результаты так и не появились. Экономика по-прежнему не эффективна.

Но ее идеологи продолжают верить в «чудо» приватизации и намереваются в ближайшее время приватизировать то, что еще осталось. Хорошо, что Президент немного охладил их пыл, предложив еще раз подумать о выборе объектов для приватизации. Недавно в средствах массовой информации были озвучены высказывания А. Чубайса о том, что главной целью своей деятельности, чуть ли не целью жизни, он считал проведение в России приватизации общественной собственности.

И сейчас эта цель достигнута, приватизация произведена, и он счастлив, что это удалось…. Правда, о ее результатах он не сказал ничего конкретного. А результаты печальные. Прекратили работу тысячи заводов, экономика не стала на путь развития, как это полагали идеологи приватизации.

Она по-прежнему малоэффективна и сидит на сырьевой игле. У нас появились миллионеры и даже миллиардеры. И самый позорный результат – у нас появилась безработица, чего раньше не было. Да ее и не должно быть в государстве вообще, а в социальном, коим мы себя считаем, тем более.

Каждый трудоспособный человек должен иметь работу. У нас непочатый край работ. Взять хотя бы дороги, сельское хозяйство, освоение Сибири, Дальнего Востока, Сахалина, Курильских островов и других пустующих земель. И -2-

потом, если появились безработные, тогда зачем привлекать рабочую силу из-за рубежа? Говорят, что она дешевле. Но, если посчитать во что обходится эта неквалифицированная рабочая сила государству и индивидуальному предпринимателю, и какие негативные последствия ею порождаются, то она не покажется нам дешевой. Скорее наоборот.

На различных форумах, общественных советах и в печатных средствах массовой информации довольно часто приходится слышать и читать выступления бывшего министра финансов А. Кудрина, в которых он высказывает свои мнения по поводу того, как нам вывести экономику из тупика и поставить ее на путь развития. Центральным звеном в его рекомендациях по проведению реформ в экономике является следующее: радикальное сокращение нерыночного сектора, обязательная безработица (эту мысль он высказывает мягче – «…предотвратить формирование дефицита рабочей силы»), поэтапное повышение пенсионного возраста, развитие конкуренции и т. Д.

Некоторые реформы предлагается проводить только при росте цен на нефть. Науки здесь нет никакой. Он много лет входил во властные структуры страны. Спрашивается, что мешало ему тогда материализовать свои мысли и мнения о том, как сделать нашу экономику развивающейся?

А мешало именно то, что наша экономика не имеет научной основы или иначе, фундамента, для своего развития. Поэтому материализация даже верных предложений невозможна. Результаты деятельности А. Чубайса, А.

Кудрина, А. Улюкаева и их единомышленников свидетельствуют о том, что они не понимают простой истины – эффективность экономики, при правильной организации общественного производства, не зависит от формы собственности на средства производства. Наши экономисты и организаторы производств, не зная как сделать экономику развивающейся, пытаются копировать развитые страны. Но из этого ничего не получается.

Дело в том, что экономические стимулы развития экономики у капиталистов, у нас не работают. Наши экономисты и руководители производств не умеют работать в конкурентной среде. В развитых странах каждый крупный предприниматель тесно сотрудничает с наукой. И как только наука разрабатывает что-то новое, более эффективное, оно сразу же внедряется в производство.

При этом, если надо, меняется организация производства и система управления им. И так поступает каждый предприниматель. Отсюда появляется и реальная конкуренция. У нас экономическая наука работает сама по себе.

На прошедшем в 20-х числах января совещании по образованию и науке – о необходимости овладеть главной проблемой экономики – проблемой организации общественного производства, не было сказано ни слова! Несколько слов о модернизации экономики. Принятая программа тоже не принесет ожидаемых результатов. Дело в том, что когда появляется новая техника, то изменяется -3-

технология. Техника и технология, вместе взятые, ведут к необходимости изменения организации производства и системы управления. А как определить, какими они должны быть, наши экономисты и организаторы производства не знают. Когда разрабатывалась программа модернизации, я писал об этом Д.

Медведеву. В своем обращении я говорил, что даже положительные результаты по всем пяти направлениям модернизации могут остаться нереализованными в полной мере, если при этом наши экономисты и организаторы производств не овладеют проблемой организации общественного производства. Предлагал включить ее в программу модернизации. Но никакого ответа на это обращение не получил.

Проблема в план модернизации не была включена. О необходимости заняться этой проблемой я неоднократно писал ведущим руководителям экономической науки: Вице-президенту АН РФ Ж. Алферову, академику С. Глазьеву и другим, но ни от кого ответа не получил.

Возможно, мои обращения до них не доходили – не проходили соответствующие фильтры. Но причина может быть и в другом. Известно, что результаты исследований зависят от метода исследования. А метод определяется природой исследуемого объекта и мировоззрением исследователя.

Если исследуется форма объекта или предмета, то и метод применяется формальный. Если же исследуется система, то и метод должен быть обязательно системным. Я уже писал о том, что в системных исследованиях есть два направления: математическое (кибернетическое) и структурное (см. Статьи на сайте, указанном ниже).

Первое, математическое, применяется для исследования, в основном, технических систем, и оно довольно хорошо освоено нашими и зарубежными учеными. Второе, системно-структурное, применяется для исследования экономических систем. И разработан метод только у нас в России А. Фетисовым.

Но наши руководители экономической науки этим методом не владеют и потому сами поставить задачу молодым ученым заняться проблемой организации общественного производства не могут. Проще заниматься решением частных экономических задач. Но они мало что дают производству, и не интересны для научных работников, мечтающих о серьезных исследованиях в экономике. А ведь им только цель указать и сказать, что уже сделано в этом направлении, дать деньги и не мешать хотя бы в начале, и тогда все получится.

В общем, если сами руководители до сих пор не поставили перед экономической наукой задачу овладеть главной экономической проблемой и системно-структурным методом исследования, то сейчас они ее и не поставят. Их нужно заставить это сделать. И такую «деликатную» миссию у нас в стране могут выполнить только два должностных лица – Президент и Председатель Правительства. К Д.

Медведеву я уже обращался. Реакции на мои обращения не было. Следующее обращение, причем дважды, было в Администрацию Президента, на имя С. Иванова.

Просьба была та же – попросить Президента обязать экономическую науку заняться главной проблемой экономики. Работники Администрации, занимающиеся фильтрацией -4-

обращений к Президенту, направили мое обращение в Министерство Экономического Развития. В Министерстве экономического развития есть Департамент развития всех секторов экономики. Туда и были направлены оба моих обращения. Обмен письмами с его сотрудниками показал, что они не знают, что такое развитие применительно к экономическим системам, и проектировать развивающиеся экономические системы не могут, т.

К. Не владеют системно-структурным методом исследования. Чтобы сотрудники Департамента не огорчались сильно, я должен сказать, что у нас в стране сейчас никто не умеет это делать. Но Департамент работает, следовательно, выдает продукцию, соответствующую его названию, и она устраивает руководство Министерства.

Поэтому идти А. Улюкаеву к руководству страны и просить обязать чему-то экономическую науку нет смысла. У нас в Министерстве все нормально… Такое Министерство не способно разрабатывать научно-обоснованные планы развития страны. Существующая у нас система доведения обращений граждан к высокому руководству крайне не совершенна, и ее надо менять.

Может быть, ставить их (обращения) на очередь к руководству, как раньше были очереди на автомобили, а сейчас на квартиры для малоимущих? Сами работники Администрации не могут все обращения оценить правильно. Такое же положение и с вопросами Президенту, задаваемыми во время его ежегодных интервью по телевидению. Письма населения к руководству страны и к региональному руководству, а также задаваемые ими вопросы, это ценный информационный материал о положении дел в стране.

Надо только работать с ним по-умному. Все, что сказано выше, одновременно является своего рода обязательной подготовкой читателя к восприятию ответа на первую часть вопроса – какое государство мы должны строить, и на каком фундаменте. А вот с ответом на него дело обстоит сложнее. Если задать этот вопрос А.

Чубайсу, А. Кудрину, Г. Грефу, А. Улюкаеву и другим единомышленникам Е.

Гайдара, то они, по всей вероятности ответили бы, что строим капитализм. Но это ведь возврат к прошлому, и он ничего хорошего не сулит. Свидетельством этому является уже почти 25-летний эксперимент со страной. Пока что мы больше разрушали, чем строили.

Очередная приватизация, если она произойдет, нанесет стране непоправимый вред. Так что пока мы никакого нового государства не строим. Просто поддерживаем на плаву то, какое оно есть, как можем. А строить мы должны социальное государство, обладающее экономическим суверенитетом.

И сразу возникает вопрос, а что должно быть фундаментом нашей стройки? Пытались построить социалистическое государство с развитой экономикой – не получилось. Уже четверть века строим капитализм с рыночной экономикой, которая по замыслу А. Чубайса позволит создать инновационную экономику.

Из этого тоже ничего не получается. В чем же причина такого положения? А причина в фундаменте, на котором мы вели и -5-

продолжаем вести строительство. По существу, прочного фундамента у нас нет и не было. Отсюда и результаты. Фундаментом при строительстве объявленного выше государства должна быть православная вера.

Она сплотит всех русских и малые народы, живущие в России, воедино. Теперь об экономике. Народ часто задает вопрос – когда мы преодолеем трудности в экономике? Наши экономисты считают, что для решения этой задачи необходимо сделать следующее:
— изменить структуру экономики;
— сбалансировать бюджет;
— организовать действенный контроль за движением финансовых потоков;
— ликвидировать сложное положение в не сырьевых отраслях промышленности;
— оказать поддержку нуждающимся отраслям народного хозяйства;

— добиться доверительных отношений между правительством и предпринимателями. Если они считают, что это позволит решить стоящую задачу, то спрашивается, почему они не решают ее? А не решают потому, что не видят фундамента, на котором можно развивать экономику. Фундаментом экономики является научная проблема под названием «Организация общественного производства».

Это главная проблема экономики, но ею наша экономическая наука не занималась никогда раньше, не занимается и сейчас. А между тем, основные положения проблемы организации общественного производства разработаны у нас в России еще в прошлом веке. Разработан и метод исследования экономических систем. И все это проиллюстрировано на конкретной экономической системе «Речное пароходство».

Надо только изучить то, что уже сделано (а сделано главное) и пойти дальше. В моих статьях сказано с чего следует начинать овладение системно-структурным методом и как должна быть организована разработка практических рекомендаций по организации высокопродуктивной работы различных экономических систем. Когда то на вопрос, чем отличаются советские ученые экономисты от ученых капиталистических стран, некоторые наши идеологи отвечали, что наши ученые владеют диалектическим методом познания природы и явлений, происходящих в ней, а капиталистические не владеют. На самом деле этим методом не владеют пока ни наши экономисты, ни ученые капиталистических стран.

Но сейчас у нас появилось преимущество. Диалектический метод (он же системно-структурный) разработан только у нас в России в работах А. Фетисова, к счастью опубликованных, хоть и мизерным тиражом. И кто первый овладеет этим методом, тот и создаст первым развивающуюся экономику.

-6- Перечень его работ приведен в моих статьях, опубликованных на сайте GFPLOTKO. LIVEJOURNAL. COM. Там же сказано с чего начинать изучение проблемы.

Итак, мы знаем какое государство надо строить. Имеются разработанные научные основы организации общественного производства. Их надо изучить и затем разработать практические рекомендации по проектированию развивающихся экономических систем для каждой отрасли. Как это сделано для экономической системы Речное пароходство.

Только так мы сможем построить социальное государство со стабильно развивающейся экономикой. Другого пути нет. Этот вывод вытекает из научных работ А. Фетисова и некоторого опыта применения системно-структурного метода исследования в своих работах А вот как заставить экономическую науку заняться этой проблемой, это вопрос.

Недавно кем-то была выдвинута хорошая идея организовать в ряде учебных институтов исследовательские группы из студентов старших курсов, склонных к исследовательской работе. Так может поручить нескольким группам заняться проблемой организации общественного производства, оставив в покое крупных ученых, занятых повседневной работой? Только среди выбранных институтов должен быть хотя бы один, связанный с водным транспортом. Это существенно облегчит освоение системно-структурного метода исследования экономических систем членами группы.

Если кто-то из читателей видит какой-то другой способ заставить наших экономистов и организаторов производств овладеть главной проблемой экономики, то прошу сообщить об этом в редакцию, опубликовавшую статью. Те, кто овладеют проблемой организации общественного производства, составят впоследствии золотой фонд нашей экономической науки. Г. Ф.

Плотко Кандидат технических наук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

В чем причина того, что наша экономика не может стать на путь развития