Беспредел снохи депутата!

На полу сопротивлялась, нецензурно выражалась: как кузбасского полицейского судили за усмирение невестки депутата
© Предоставлено Виталием Трефеловым На полу сопротивлялась, нецензурно выражалась: как кузбасского полицейского судили за усмирение невестки депутата 27 Ноя 2018, 15: 00

Беловский городской суд дал три года условно полицейскому Виталию Трефелову за превышение должностных полномочий. Он пытался успокоить перебравшую невестку местного депутата и не стал составлять на нее протокол. Через два дня женщина написала на него заявление в СК. Полицейский не признает вину, полагая, что родственник потерпевшей мог повлиять на следователей и суд.

Это не первый случай, когда сотрудники правоохранительных органов обращаются в редакцию. Ранее Тайга. Инфо писала об уголовном деле росгвардейца Семена Лысикова, получившего 3, 5 года условно за применение насилия при задержании мужчины, который укусил сотрудника за пальцы. Спустя неделю кемеровский полицейский Сергей Савин рассказал, как его судили за превышение полномочий по «сфабрикованным» доказательствам.

История Виталия Трефелова из Белово продолжает серию публикаций. Больничный поединок Поздним субботним вечером 7 августа 2016 года младший лейтенант Виталий Трефелов и прапорщик Вячеслав Банников приехали на вызов в беловскую детскую горбольницу №1. Им сказали, что нетрезвая женщина отказывалась уходить из приемного покоя. Марина Зверева вместе со старшим сыном привезла вещи мужу, который лежал в стационаре с младшим ребенком, которого ранее госпитализировали.

Женщина настойчиво требовала, чтобы врачи рассказали о состоянии сына и провели дополнительное обследование. Ей объяснили, что сегодня выходной, а время приема гостей закончилось, и попросили Звереву уйти. НОВОСИБИРСКОМУ РОСГВАРДЕЙЦУ ДАЛИ 3, 5 ГОДА ЗА ПРИМЕНЕНИЕ СИЛЫ ПРИ ЗАДЕРЖАНИИ

По показаниям медсестры, Зверева мешала принимать пациентов, вести документацию. Муж дважды спускался в приемный покой, чтобы успокоить супругу, но она лишь «прикрикивала» на него. В итоге медсестра нажала «тревожную кнопку». В приемный покой зашли охранники и попросили женщину выйти — в ответ услышали ругательства.

Отряд быстрого реагирования вызвал подмогу: приехали полицейские Трефелов и Банников. Дежурный врач-педиатр решила написать заявление об оскорблении медперсонала, Зверева решила снять ее на телефон. Как вспоминает полицейский Трефелов, когда он попросил Звереву не мешать врачу и взял ее за руку, женщина оттолкнула его, нецензурно выразилась. На помощь пришел Банников: как и его напарник, он попытался оттащить женщину, но она начала оседать, а потом и вовсе легла на пол, отказавшись от помощи.

Потом женщина выронила телефон: Банников сел поднять его — за это Зверева навалилась на него (по словам Трефелова, это был удар коленом). Терпение сотрудников полиции кончилось: Трефелов завел женщине руки за спину, вывел из приемного покоя и затолкал в патрульный УАЗик. Банников и охрана шли следом за ним. Зверева выбила ногами стекло в патрульном автомобиле.

Женщина не назвала свои данные, и сотрудники увезли ее в отдел для установления личности. В отделе полиции «Беловский», по воспоминаниям Виталия Трефелова, женщина продолжила грубить, пыталась ворваться в кабинет. Один из свидетелей, сидевший в отделении, рассказал, что женщина хватала его за штаны. ПОЛИЦЕЙСКИЙ ПОЖАЛЕЛ ЖЕНЩИНУ.

ОН НЕ СТАЛ ПРОВОДИТЬ ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЕ, ПИСАТЬ РАПОРТ И РЕГИСТРИРОВАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ ДЕЖУРНОГО ВРАЧА Оформив направление на медосвидетельствование, полицейские повезли Звереву в психоневрологический диспансер. Уже там женщина успокоилась, начала плакать и рассказала, что ее младшего сына уже в шестой раз кладут в больницу: «Лечат, от чего сами понять не могут». В тот вечер она «выпила две баночки пива» и приехала в больницу уточнить диагноз ребенка. Полицейский Трефелов пожалел женщину.

Он не стал проводить освидетельствование, писать рапорт и регистрировать заявление дежурного врача (позже его привлекут к дисциплинарной ответственности за это). К полуночи полицейские привезли женщину домой и на этом распрощались: женщина извинилась перед сотрудниками и даже обняла младшего лейтенанта. «Если она откажется от освидетельствования, то [домой] до понедельника не попадет. У нее старший [сын] один остался бы — муж лежит в больнице с младшим.

Пожалел ее чисто по-человечески», — объяснил Тайге. Инфо свой поступок полицейский. Через два дня Марина Зверева написала на Трефелова и его напарника прапорщика Банникова заявление о превышении полномочий. Снятие побоев.

Дверной разнос Утром 9 августа к горбольнице №8 подъехал черный Mitsubishi Pajero. Марина Зверева в черном платье вышла с водительского сидения и, качаясь, с трудом зашла в травмпункт. Она рассказала, что ее избили в полиции и надо снять побои: на правом предплечье и левом плече были видны бледные синяки. По словам врача-травматолога Андрияновой, женщина «мало что понимала», глаза были «стеклянными», от нее пахло спиртным.

Она отказалась сдать анализы на алкоголь — сказала, что напилась валерьянки — и начала настойчиво требовать медкарту, преследовала медика. Андриянова закрылась в ординаторской. По версии Марины Зверевой, в больнице ее осмотрели, но «на руки ничего не выдали», тогда она начала «возмущаться». О размерах «возмущения» рассказывает врач: потерпевшая выбила нижнюю часть двери отделения гинекологии.

По словам Виталия Трефелова, женщина так и не понесла наказания за поведение в травмпункте. Следствие. Алкоголь и наручники Примерно тогда же Зверева написала заявление в Следственный комитет и повторно сняла побои, но уже у судмедэксперта. Со второго раза на младшего лейтенанта Виталия Трефелова и прапорщика Вячеслава Банникова возбудили дело по ч.

3 с. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия и спецсредств). Позже Банникова переквалифицируют в свидетели. У Зверевой нашли кровоподтеки на руках и ссадины на теле и ягодице.

Экспертиза не исключила, что они были получены в результате «волочения по асфальту, удержания рук». КЕМЕРОВСКИЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ РАССКАЗАЛ, КАК ЕГО СУДИЛИ ЗА ПРЕВЫШЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ ПО «СФАБРИКОВАННЫМ» ДОКАЗАТЕЛЬСТВАМ

Реклама:

Трефелова обвинили в применении наручников, ссылаясь на показания женщины и ее родственников. Полицейский отрицает это. Медперсонал, ЧОПовцы и прапорщик Банников, находившиеся рядом в момент конфликта, наручников не видели. Судмедэкспертиза тоже не нашла их следов.

«Там от пальцев два синячка, как двухрублевая монета — от наручников следов нет. Палец же мягче, чем металл — от наручников должны остаться явные следы. По описаниями судмедэкспертизы ничего не подходит под наручники», — считает Трефелов. Муж Зверевой, по словам полицейских, не мог видеть в каком положении сидела его супруга в тонированном УАЗике.

Таксист, стоявший рядом с больницей, подтвердил, что мужчина не садился в автомобиль. На очной ставке муж затруднился описать, какие наручники он видел. Кроме того, в своих показаниях Зверева не упоминает, что после инцидента в больнице ее увезли в диспансер на освидетельствование. Он утверждает, что ее сразу же отвезли к дому, назвав «вредной бабой».

Суд. Сломанное степлером видео В августе 2017 года начались заседания в Беловском городском суде. В исковом заявлении Зверева потребовала 600 тыс. Рублей в качестве компенсации морального вреда и попросила назначить Трефелову «строгое» наказание, с лишением свободы.

По мнению полицейского, все обвинение строилось «на показаниях мужа и сына Зверевой». В суде также показали запись с камер видеонаблюдения из больницы — медсестра Фроленкова заметила, что видео было обрезано, а запись с уличных камер (где было записано, как женщина выбивает стекло полицейской машины) исчезло. С видеозаписью из травмпункта, где Зверева повредила ногой дверь, ознакомиться так и не удалось. «Следователь постаралась так, что на суде не получилось посмотреть [диск с записью] — при прикреплении она сломала его степлером.

Новый диск судья отказалась приобщать к делу», — рассказал Трефелов. КАК НОВОСИБИРСКИЙ УБИЙЦА «ПОДДЕЛАЛ РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА» И ВЫШЕЛ ИЗ КОЛОНИИ

Судья Наталья Климова признала показания свидетелей защиты несостоятельными. Она отказала и в приеме пояснений от судмедэксперта, пытавшегося провести медосвидетельствование потерпевшей. Доказать алкогольное опьянение Зверевой защите так и не удалось. По логике суда, Трефелов применял наручники, потому что свидетели видели Звереву, полулежащей в багажнике патрульного автомобиля.

«При иных обстоятельствах у Зверевой была бы возможность следовать в автомобиле, сидя на сидении-бардачке», — указывается в приговоре. Как заметил полицейский, на заседаниях, касающихся расходов Зверевой на юристов, всплыл ряд документальных неточностей: соглашение с адвокатом не было заверено, не было акта выполненных работ: «Судья дважды откладывала заседание, предоставляя время [Зверевой] для написания акта, хотя его должны были составить два года назад». В июне 2018 года Беловский городской суд приговорил Виталия Трефелова к трем годам колонии условно и обязал выплатить женщине 200 тыс. Рублей за причинение морального вреда.

Младшему лейтенанту запретили два года работать в полиции. Апелляция в областной суд и обращение в региональную прокуратуру не дали эффекта. «Прошел год — никакого ответа нет до сих пор», — говорит мужчина. Он готовит апелляцию в Верховный суд РФ.

Судьба прапорщика Вячеслава Банникова не лучше: Беловский городской суд не увидел применения насилия к полицейскому, мужчине отказали в возбуждении дела по ст. 318 УК РФ и завели дело на него самого — за дачу ложных показаний. Сейчас дело передано в Следственный комитет. «А я тогда напишу, что он хотел ей по морде дать» Летом 2017 года Виталий Трефелов выходил из кабинета беловского СК после очной ставки с сыном Марины Зверевой.

В коридоре сидела сама потерпевшая: заметив мужчину, она вытянула ногу, чтобы преградить дорогу. Виталий молча перешагнул и пошел дальше. Вслед Зверева крикнула, что Трефелова посадят в тюрьму. «Стиснув зубы, я молча прошел.

Спускаюсь по лестнице и вижу, что она бежит следом и снимает меня на телефон — как я понял, это была провокация с ее стороны. Она ждала, чтобы я стукнул ее или отматерил», — полагает мужчина. У мужчины есть видеозапись преследования. Полицейский Трефелов вспоминает, как в ноябре 2017 года Зверева сидела в автомобиле и караулила его после суда, чтобы снова устроить провокацию.

Она оскорбляла его семью, поэтому жена Виталия написала заявление в СК. Я НАПИШУ ВНИЗУ ЧТО ВЫ НЕ ХОТИТЕ ПРИОБЩАТЬ ВИДЕОСЪЕМКУ. А Я ТОГДА НАПИШУ, ЧТО ТРЕФЕЛОВ ХОТЕЛ ЗВЕРЕВОЙ ПО МОРДЕ ДАТЬ «Начала давать показания: следователь выборочно записывал их, — уточнила супруга Трефелова. — Я сказала, что напишу внизу [листа показаний] об этом и что вы не хотите приобщать видеосъемку.

„А я тогда напишу, что [Трефелов] хотел [Зверевой] по морде дать“, — ответил сотрудник. Я написала на него жалобу в Генпрокуратуру, будет проверка». «Следователь, допросивший мою супругу, занимался моим же делом», — добил Виталий. На одно из судебных заседаний Марина Зверева пришла вместе с отказом в возбуждении дела на нее и попросила приобщить его.

Полицейский недоумевает, как бумаги Следственного комитета могли попасть в руки постороннему. «[Зверева] позволяет себе все вольности, по-видимому, под прикрытием высокопоставленного чиновника», — считает мужчина. «Чиновником» он назвал Николая Зверева, тестя Марины Зверевой. Машина, на которой женщина приехала к больнице в ту ночь, была зарегистрирована на Николая Зверева.

С 2003 по 2016 год он был директором ООО «Автобаза „Инская“». Позже компания присоединилась к угледобывающей фирме «ММК-Уголь» под управлением бизнесмена и мецената Владимира Харченко. С сентября 2018 года Зверев — депутат Беловского городского совета от партии «Единая Россия». В апреле 2016 года Виталий Трефелов вместе с двумя сотрудниками ДПС спас двоих мужчин на пожаре.

За этот подвиг губернатор Кемеровской области Аман Тулеев наградил полицейских медалями «За честь и мужество». Егор Фёдоров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Беспредел снохи депутата!