Окружной суд» окружил вниманием», Верховный суд рубил с плеча.

Президенту РФ Путину В. В. От осужденного офицера ВМФ РФ Порохнюка В. П.

Окружной суд «окружил вниманием», Верховный суд рубил с плеча… Уважаемый Владимир Владимирович! Бесконечно понятно, что суды осуществляют судебную власть самостоятельно, подчиняясь только закону; действующим законодательством не предусмотрена подконтрольность иным государственным органом, лицам. Руководствуясь такой данностью, пройдя все инстанции судопроизводства, получив отказ в рассмотрении кассационной жалобы в ВС РФ, становится предельно ясно – никакой коллизии. Просто следует понять, что действия ВС РФ направлены на «отфутболивание» жалоб граждан.

Прослужив в ВМФ своей стране верой и правдой 32 года, оказавшись в итоге гордым обитателем помойки, тяжело осознавать, что правда жизни, оказывается, намного страшнее в итоге. Прошу ознакомиться с материалами, касающимися моего уголовного дела, как говорится, не любопытства ради, а познания для… Шемякин суд В Верховный суд РФ поступила жалоба на приговор Астраханского гарнизонного военного суда, вынесенный капитану I ранга запаса Порохнюку В. П., обвиняемого в преступлениях по ч.

2 ст. 291. 1 и ч. 1 ст.

159. Обвинительный приговор был вынесен в результате судебного разбирательства, не отвечающего требованиям справедливости, допущен произвол, уголовный закон применён непредсказуемым образом. В результате выделения уголовного дела против соучастников преступлений и их осуждения: К. – в порядке досудебного соглашения с прокурором, Р.

– заочно, вследствие его нахождения на тот момент в Федеральном розыске, Порохнюк В. П. Был лишен существенных гарантий права на справедливое судебное разбирательство. В обвинительном приговоре имеются формулировки, не оставляющие сомнений в том, что К.

И Р. Являлись соучастниками преступлений, вменяемых Порохнюку В. П. Суд признал Порохнюка В.

П. Виновным в преступлениях, состоявшихся в совершении действий между К. И Р. На правомерность данного вывода указывает то обстоятельство, что на первоначальных стадиях уголовного производства свидетель К.

Не указывал на Порохнюка В. П. Как на лицо, принимавшего участие в процессе взяточничества. В качестве такого лица он называл только свидетеля Р.

, при этом отмечая, что взаимодействовал с ним напрямую. Было допущено произвольное толкование закона в нарушение прав обвиняемого, так как в силу ч. 2 ст. 291.

1 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за посредничество во взяточничестве за совершение заведомо незаконных действий (бездействия). Однако в материалах уголовного дела и в приговоре суда не содержится достоверных сведений и доказательств, указывающих на заведомую осведомлённость Порохнюка В. П. Относительно характера действий, совершаемых К.

И выражающихся в содействии гражданам в поступлении на военную службу по контракту. Осужденный Порохнюк В. П. По своим служебным обязанностям занимался боевой подготовкой, не имел никакого отношениях к организационно – мобилизационной работе, равно как и не был осведомлен о служебных обязанностях начальника организационно – мобилизационного отдела свидетеля К.

И правилах приёма граждан на контрактную службу. По своей военно – учётной специальности начальника отдела боевой подготовки Порохнюк В. П. Не имел никаких полномочий, познаний в сфере организационно – мобилизационной работы, следовательно не мог оценивать законные и незаконные действия начальника организационно – мобилизационного отдела свидетеля К.

Также в силу ст. 291. 1 УК РФ предусмотрена ответственность за посредничество во взяточничестве, то есть непосредственную передачу взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя, либо иное способствование взяткодателю и/или взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере. Лицо подлежит уголовной ответственности за посредничество во взяточничестве только в том случае, если оно действует по поручению взяткодателя или взяткополучателя, либо иным образом способствует в реализации соглашения между ними о получении и даче взятки.

Материалами уголовного дела и судебным разбирательством установлено, что Р. И К. Не давали никаких поручений Порохнюку В. П.

На непосредственную передачу взятки. Однако было установлено, что именно в этот период Р. И К. Работали напрямую, без участия Порохнюка В.

П. В устройстве граждан на контрактную службу. Зачем в определённых эпизодах всем вдруг понадобился Порохнюк В. П.

, осталось невыясненным и неподдающимся никакой логике. В основу приговора в отношении Порохнюка В. П. Суд положил показания свидетелей – соучастников К.

И Р., данные ими в судебном заседании и на предварительном следствии. При этом суд не дал критической оценки показаниям этих свидетелей, так как они являются заинтересованными лицами. Выделение уголовного дела против свидетеля – соучастника К.

И его рассмотрение в порядке особого производства, также как и выделение уголовного дела против Р., являлись способом обойти важные процедурные гарантии, которыми они пользовались бы при рассмотрении уголовного дела в отношении всех троих соучастников в одном судебном процессе. В основе обвинения, предъявленного Порохнюку В. П.

, лежали те же обстоятельства, события, что и в уголовных делах К. И Р. Поэтому невозможно отрицать, что факты, установленные в делах К. И Р.

, а также выводы суда, имели прямое отношение к уголовному делу Порохнюка В. П. При таких обстоятельствах требовались существенные гарантии того, что решения, принятые по уголовным делам К. И Р.

, не препятствовали бы осуществлению всей полноты права на справедливое судебное разбирательство в уголовном деле против Порохнюка В. П. В данном уголовном деле не были соблюдены два основополагающих требования в обеспечении справедливого судебного разбирательства, которые должны выполняться при рассмотрении уголовного дела против соучастников в отдельных процессах. А именно, суд допустил формулировки, не оставляющие сомнения в том, что это Порохнюк В.

П. Был причастен к данным преступлениям, и что это был именно он лично. Выводы суда и манера их изложения не могут быть оценены иначе, как предрешение вопроса, являющегося предметом судебного разбирательства. Второе требование, которое было нарушено, — это обязанность суда воздерживаться от принятия фактических обстоятельств, изложенных в предыдущих делах, в качестве установленных, то есть без дополнительной проверки, если подсудимый не участвовал в предыдущих процессах.

Однако при рассмотрении уголовного дела в отношении Порохнюка В. П. Суды приняли обстоятельства, изложенные в отношении К. И Р.

, в качестве заранее установленных. Очевидно, что у суда, рассматривающего уголовное дело, были мотивы придерживаться выводов, сделанных в уголовных делах Р. И К., потому что противоречие с ними поставило бы под вопрос законность и обоснованность приговоров.

Нежелательность вынесения приговоров, находящихся в противоречии между собой, могла служить сдерживающим фактором для судей, ограничивающим их стремление к установлению истины и их способность к отправлению правосудия. Таким же образом использование процедуры досудебного соглашения с К. И вынесение на его основании приговора в порядке особого производства ставило под сомнение возможность этого лица выступать свидетелем в уголовном деле против Порохнюка В. П.

При заключении сделки о сотрудничестве он сформулировал совместно с обвинением определенную версию событий, которая не проверялась судом и не требовала подкрепления доказательствами, и именно эта версия легла в основу приговора. Давая впоследствии показания в суде, К. Был вынужден придерживаться именно этой версии, согласованной им в качестве обвиняемого в ходе досудебной сделки. Более того, суд позволил неправомерно огласить данные ранее показания досудебщика К.

, что создает впечатление, будто суд поощрял свидетеля К. Придерживаться определённой версии событий. Относительно определения содержания показаний свидетеля – соучастника К. Не им самим, а иным лицом, в частности, следователем К.

А. В., свидетельствует наличие протокола допроса свидетеля К. От 28.

08. 2017 г., который подписан следователем, но не подписан самим свидетелем – соучастником К. Однако в приговоре указано, что следователи К.

А. В., Ал., свидетель К.

Показали, что протокол свидетеля К. Должным образом был подписан и законно оформлен. Если этот протокол, неподписанный свидетелем К., находится у стороны защиты, приобщен к уголовному делу, то как можно не отнестись к показаниям следователя К.

А. В. И свидетеля К. Критически?

У следователя Ал. Этот вопрос вообще в суде не выяснялся, однако в приговоре (л. 5) он также якобы опровергает факт неподписания указанного протокола К. Как указал Конституционный суд РФ в пункте п.

4 Постановления №18 – п. От 08. 12. 03 года «если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно – процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями УПК РФ».

Странной в этой ситуации выглядит позиция адвоката С., который подтвердил факт обнаружения отсутствия подписи допрашиваемого лица свидетеля К. В протоколе допроса и тут же признаёт, что как защитник ходатайство о признании указанного протокола недопустимым доказательством не заявлял и не обращал внимания. Копия данного неподписанного протокола находится в уголовном деле, оригинал – у стороны защиты.

Во втором судебном заседании судьей С. Было отказано в принятии неподписанного протокола, как недопустимого доказательства. Также суд проигнорировал аргумент свидетеля – соучастника Р. О том, что у него неприязненное отношение к Порохнюку В.

П. Суд не дал критической оценки показаниям свидетеля Р., так как они противоречивы, нелогичны. В частности, о нелогичности и противоречивости здравому смыслу показаний Р.

Свидетельствуют следующие факты: со свидетелем К. Он знаком на протяжении более чем 10 лет и находится с ним в доверительных отношениях, часто они вдвоём встречались в г. Каспийске и г. Астрахани в этот период времени для решения соответствующих вопросов;

осведомлённость свидетеля Р. О непосредственной служебной возможности у свидетеля К. По совершению действий, связанных с поступлением граждан на военную службу, и осведомленность об отсутствии соответствующей возможности у Порохнюка В. П.

;
личная передача Р. Денежных средств К. В период с 2013 по 2015 гг.;

личное выяснение обстоятельств у свидетеля К., связанных с оформлением документов, получении этих документов непосредственно от К. В период с 2013 по 2015 гг. Не была учтена судом отрицательная характеристика свидетеля – соучастника Р.

, выявленная в ходе судебного разбирательства. Таким образом, с точки зрения допустимости, достоверности, относимости показания свидетеля Р. Не могут быть положены в основу приговора в отношении Порохнюка В. П.

В качестве безусловного доказательства его вины. По своему содержанию и сути необоснованный приговор, вынесенный Порохнюку В. П. Астраханским гарнизонным военным судом и подтвержденный Северо – Кавказским окружным военным судом, влечёт его незаконность, так как в основу приговора суд положил материалы уголовного дела без какой – либо их критической оценки по всем вменяемым Порохнюку В.

П. Эпизодам. Так, из обвинительного заключения Порохнюк В. П.

Передал взятку за Ш. В июле 2013 года. В приговоре (л. 3) время передачи взятки не указано, хотя в суде Ш.

Заявил, что отношение на военную службу получил и устроился на службу в 2014 году. Из приговора (л. 3) следует, что Ш-в осенью 2013 года обращался к Р. И передал ему деньги.

В ходе очной ставки на предварительном следствии (т. 7, л. Д. 203 – 208) Ш-в показал, что со слов Р.

Он знал, что К. И Порохнюк устраивают на службу и осознавал, что им будет передана взятка. Однако в суде 29. 06.

2017 года выяснилось, что о Порохнюке он никогда и ни от кого не слышал. Из приговора следует, что по показаниям П. Он обратился к свидетелю Р. И передал ему деньги.

В суде П. Заявил, что отношение на военную службу Р. Передал ему весной 2014 года и только после этого он передал деньги Р., Порохнюку вменяется февраль 2014 года.

Порохнюку вменяется передача взятки в марте 2014 года за М. В приговоре (л. 3) не указан месяц передачи взятки, хотя в суде М. Указал на передачу денег свидетелю Р.

Летом 2014 года, пояснив при этом, что при его первой встрече с Р. В марте – мае 2014 года никаких денег он не передавал. Что касается свидетеля М. Ш.

Ю, то в приговоре указан апрель 2014 года (л. 4), в суде М. Ш. Ю.

Указал, что деньги передавал он Р. В конце 2014 – начале 2015 года и чётко на этом настаивал, заручившись показаниями гражданина, у которого занимал деньги для этих целей. Согласно ОЗ Порохнюк передал взятку за М-ва в апреле 2014 года. В приговоре значится, что как следует из показаний М-ва, в марте 2014 года он передал Р.

За устройство сына на службу 100 тысяч рублей (л. 4). Однако в ходе суда М-ев четко пояснил, что денег Р. За устройство сына на военную службу не передавал, отрицал показания, данные им на предварительном следствии, как несоответствующие действительности.

В заключение четко подтвердил правильность своих показаний, данных в судебном процессе. Однако в приговоре указаны показания М-ва в ходе предварительного следствия, которые он отрицал в суде, признав верными показания, данные им в судебном заседании. Что касается свидетеля Х., то из обвинительного заключения следует, что Порохнюк передал взятку в апреле 2014 года.

В приговоре указано, что Х. Показал, что в начале 2014 года (л. 4) передал деньги. Однако в суде Х.

Заявил, что деньги передавались «не помню когда, то ли в 2012, то ли в 2013, то ли в 2014 году…» В официальной таблице обозначено, что Х. Устраивался на службу в январе 2014 года (том №1, л. Д. 218).

Реклама:

Как же Порохнюк передавал деньги и устраивал Х. В апреле 2014 года, если в январе 2014 года уже имелось отношение для устройства на службу, подписанное свидетелем – соучастником К. В отношении свидетеля А. Из приговора следует, что из показаний А.

Он обращался к Р. В июне 2014 года. Однако на судебном процессе у А. Дата не выяснялась.

Что касается свидетеля М. Ш. М., то в приговоре указано, что летом 2013 года он обращался к Р.

И передал ему 100 тысяч рублей (л. 4). Порохнюку вменяется передача взятки в июле 2014 года. В суде М.

Ш. М. Подтвердил, что устройство на службу было оформлено по заданию ЮВО, о чем свидетельствует запись в официальной таблице (т. 4, л.

28). Относительно свидетеля М. Ш. Г.

, в приговоре обозначено, что Р. Оказывал ему содействие без обозначения какой – либо даты (л. 4). В обвинительном заключении Порохнюку вменяется передача денег летом 2014 года.

В обвинительном заключении (т. 8, л. 89 — 104) К. На военную службу М.

Ш. Г. Устраивает в 2014 году, в свою очередь, Р. (т.

8, л. 57 — 72) указывает на лето 2013 года. В суде М. Ш.

Г. Заявил, что протокол своего допроса на предварительном следствии не подписывал полностью, допрашивал его следователь М., хотя подписан протокол допроса следователем К. А.

В. Пояснил, что трудоустраивался на КФл в 2012 – 2013 годах. При этом выписанное отношение на М. Ш.

Г. Отсутствует и не исследовалось. На каком основании делается вывод, что денежные средства передавались Порохнюком летом 2014 года, неясно. Насчёт эпизода относительно свидетеля Ш.

, в приговоре указано, что из показаний Ш. Следует, что в сентябре 2014 года он обращался к Р., и именно этот период вменяется Порохнюку В. П.

Однако в суде Ш. Пояснил, что вопросами трудоустройства на службу занимался в конце 2014 – начале 2015 годов. Что касается свидетеля И., то в приговоре (л.

4) свидетель И. Дает показания, что летом 2014 года он с Р. Приехал в Астрахань и возле магазина «Городок», находящегося на Набережной, Р. При встрече с незнакомым ему человеком якобы передал 340 тысяч рублей, хотя в суде тот же И.

Дал показания, что Р. Встречался с Порохнюком на автозаправке (где поблизости нет никакого магазина), сумму денег назвал 200 тысяч рублей. На вопрос: «Видел ли он как и кому передавались деньги?.

»– ответил: «Нет». Что касается остальных, так сказать, называемых государственным обвинителем свидетелей, которые не были допрошены в суде, но за которых Порохнюк несет наказание, не зная их, то складывается впечатление, что эти свидетели обоснованно не были нужны в суде, чтобы не испортить определенную намеченную установку. Два свидетеля обвинения были сняты государственным обвинителем. Это С.

И И. Исходя из материалов уголовного дела, С. Предположил, что свидетель – соучастник Р., проявляя знак уважения к его родителям, безвозмездно предложил ему устроиться на военную службу (т.

6, л. 69-79). Трудно, конечно, к такому объяснению отнестись критически, да и зачем — такое «крепкое доказательство» вполне устроило государственное обвинение. Следующий «отказник» — свидетель И.

Как заявил Р. В суде, он внес за И. Свои деньги, так как последний его близкий друг. По материалам уголовного дела, из показаний дяди И.

– А. И. А. (т.

3, л. 152-168) следует, что Р. Никогда не был их другом и никто не просил Р. За его же деньги устраивать на военную службу племянника.

Показания данного свидетеля (т. 3, л. 152-168) явно противоречат показаниям Р., однако, противоречие не выяснено, гособвинением данный свидетель был снят, но наказание Порохнюку назначено.

Также за Д. По «личной доброте» «меценат» Р. Внес свои деньги. Свидетель Д.

Же, давая на предварительном следствии показания не совсем взрослого человека, путался, в суд не явился, но гособвинение решило, что кто-то неизвестно за что должен нести наказание. Со свидетелем Мус. У гособвинения произошел явный конфуз, поэтому в суде он был не нужен. В протоколе допроса (т.

4, л. 242) указано, что Мус. В марте 2015 года решил поступать на службу. Порохнюку вменяется июль 2014 года.

Исчезает личное дело Мус., отсутствует выписанное отношение. И только в приговоре голословно указано (л. 5), что из сообщения начальника отдела Военного комиссариата РД по городу Махачкале Мус.

Обращался в отдел на основании отношения, подписанного К. Можно только позавидовать памяти начальника отдела военного комиссариата РД. За свидетеля П. Свидетель – соучастник Р.

В августе 2014 года передал свои деньги. П. В суд не являлся, показания не давал. Р.

, опять же по своей «доброте», заплатив за друга свои деньги, в суде не мог вспомнить кто это. Вызов в суд свидетеля Ш. Тоже был не выгоден гособвинению. Поэтому взрослый мальчик, как пояснила его мать, в конце июня 2017 года уехал в Краснодарский край, никому не оставив номера своего телефона.

Между тем, в протоколе допроса Р. (т. 1, л. 145) последний указывает, что за Ш.

Деньги лично передавал К. В протоколе допроса К. (т. 8, л.

89-104) сведения о Ш. Вообще отсутствуют. Но все складывается чудесным образом так, что Порохнюк передал взятку в августе 2014 года. Мус-ва свидетель Р.

Устраивает на службу в 2016 году (т. 1, л. 123) и при этом объясняет, что должен заплатить за это деньги должностным лицам, вот только возникает вопрос – кому? Порохнюк к тому времени был уже уволен со службы.

Зачем в сентябре 2014 года Р. Платил за Мус-ва свои лишние деньги Порохнюку? Непонятно, но как сказано в приговоре, всё «логично, последовательно, допустимо»?!

При всём этом каламбуре суд каким – то чудесным образом установил, что Порохнюк В. П., помимо того, что является посредником передачи денежных средств, ещё и противоправно завладел одним миллионом рублей и в соответствии со статьей 1102 ГК РФ суд считает необходимым взыскать с него указанную сумму в порядке неосновательного обогащения (л. 8).

Как государственное обвинение доказало эту сумму, остается загадкой. Денежные средства, которые по версии следствия были получены Порохнюком В. П., так и не были изъяты, не установлены факты поступления данных денежных средств на расчётные счета, а также факты приобретения за счёт них какого – либо имущества или иных средств и предметов.

Стороной обвинения не было представлено ни одного реального доказательства, кроме ссылок на предположение и личное мнение. Документы, названные в приговоре как якобы доказательства обвинения (л. 4-5), не подтверждают, а опровергают версию обвинения Порохнюка, так как никаким образом не указывают на преступную деятельность Порохнюка, не имеют к нему никакого отношения. Из – за странной забывчивости допрошенный в суде основной свидетель обвинения К.

Не мог вспомнить ни одной фамилии кандидатов на военную службу, за которых деньги передавались Порохнюком, даже после того, как ему были неправомерно оглашены протоколы его допроса. В приговоре об этой забывчивости свидетеля К. Ничего не сказано, хотя в суде пришлось незаконно оглашать протокол его допроса, чтобы, как выразился прокурор, «освежить» память. Осталось без правовой оценки и то обстоятельство, что протоколы допросов и очных ставок двух основных свидетелей Р.

И К. Совпадают дословно, вплоть до запятых, недочетов, ошибок. Чего не могло быть, если бы эти два основных свидетеля – Р. И К.

— были допрошены без воздействия со стороны следователя. При таких обстоятельствах ссылка в приговоре на показания подобных «свидетелей» обвинения является ничем объективно не подтвержденной. В судебном разбирательстве стороной защиты были предоставлены доказательства, как в виде письменных документов, так и в виде устных показаний свидетелей, которым не было дано правовой оценки. В приговоре формально и безосновательно указано на то, что в судебном заседании стороной защиты не были предоставлены доказательства.

Хотя свидетель защиты адвокат С. Констатировал факт получения неподписанного свидетелем обвинения К. Протокола допроса лично в руки; свидетель М. Дал отрицательную характеристику Р.

Как личности; в ходе судебного заседания выяснилось, что предоставленный стороной обвинения компакт – диск телефонных переговоров между Порохнюком, Р. И К. Является ничем иным, как пустышкой; также были предоставлены документы на куплю-продажу машины, из – за которой у Порохнюка начались неприязненные отношения с Р. Однако содержание каждого из этих доказательств в обжалуемом приговоре не раскрыто, совокупная правовая оценка им не дана.

Сравнение с доказательствами вины не произведено. Хотя суд обязан был сопоставить все доказательства по уголовному делу, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, и дать им объективную всестороннюю оценку. В результате односторонности оценки доказательств доказательства защиты не были опровергнуты ни в судебном разбирательстве, ни в приговоре. В приговоре не указаны мотивы, по которым были отвергнуты одни доказательства, а приняты другие доказательства, и нет ссылок ни на материалы уголовного дела, ни на нормы закона, позволяющие игнорировать представленные доказательства и основанные на них доводы защиты о незаконности приговора.

Не опровергнуты и доводы защиты о том, что показания свидетелей обвинения противоречивы и несколько раз уточнялись ими на протяжении допросов в суде. При таких обстоятельствах ссылка в приговоре на показания подобных «свидетелей» обвинения является объективно не подтвержденной. Также сторона защиты ходатайствовала об исключении однотипных протоколов – допросов из числа доказательств по делу, но суд немотивированно отказал в удовлетворении такого ходатайства. Пункт 4 Постановления Пленума ВС РФ №1 от 29.

04. 96 года о судебном приговоре гласит: «Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены». Но как видно, многочисленные противоречия даже между доказательствами обвинения не выяснены и не оценены должным образом ни судом первой, ни судом второй инстанции, поскольку и в приговоре и в апелляционном определении в нарушение требований части 4 статьи 7 УПК РФ отсутствуют выводы судов по этим вопросам и мотивы принятых решений.

Показания свидетелей обвинения, положенных в основу обвинительного приговора, содержат неустраненные в судах сомнения в достоверности и правдивости этих показаний, а по точному смыслу уголовно – процессуального законодательства все сомнения, которые не были устранены в приговоре, должны быть истолкованы в пользу подсудимого. Это относится к достоверности показаний свидетелей, на которых сослался суд в приговоре. Обязанность суда проверить достоверность показаний допрашиваемых лиц установлена положениями статей 85 — 88 УПК РФ. Формульное утверждение о правильности выводов суда не может подменить обязанность опровержения каждого довода защиты.

Таким образом, и это положение конституционного принципа презумпции невиновности не было обеспечено нижестоящими судами. При таких данных обжалуемый приговор не может быть признан отвечающим требованиям уголовно – процессуального законодательства, регламентирующим постановление приговора, его структуру и содержание. Хотелось бы остановиться на двух дополнительных наказаниях. Неосновательное обогащение и взыскание одного миллиона рублей (ст.

1102 ГК РФ). Чтобы доказать неосновательное обогащение необходимо одновременно наличие трёх условий:
— наличие обогащения;
— обогащение за счёт другого лица;

— отсутствие правового основания для такого обогащения. Один миллион рублей, которым, так сказать, обогатился Порохнюк, так и остался недоказанным. Никто из второстепенных свидетелей не указал на то, что часть денег предназначалась Порохнюку. Даже основной свидетель К.

На вопрос, знал ли он о том, что определенную часть денег Порохнюк оставляет себе, ответил, что может только предполагать. Этот миллион нигде и никак себя не обнаружил, равно как и нет пострадавших от неустановленных действий Порохнюка В. П. И следовательно ни о каком неправовом основании для обогащения не может идти речи.

Лишение воинского звания. Статья 48 УК РФ обязывает суд при осуществлении дополнительного наказания, такого как лишение воинского звания, учитывать данные, характеризующие личность подсудимого. Принятие такого решения требует от суда тщательного изучения данных о личности подсудимого, военно-служебных, социально-демографических характеристик. Порохнюк более 30 лет прослужил в армии, положительно характеризуется командованием, имеет государственные награды и поощрения.

Суд должен был прийти к обоснованному выводу о возможности, необходимости и целесообразности применения данного наказания. Мотивы назначения данного вида наказания, обосновывающие невозможность сохранения за Порохнюком воинского звания, должны были быть тщательно изложены в приговоре (ст. 308 УПК РФ). При этом, в приговоре, учитывая положительные характеристики подсудимого, суд назначает ему дополнительное наказание в виде лишения воинского звания.

Так как данный вид наказания носит вспомогательный характер, усиливая карательное влияние наказания в целом, то в отношении Порохнюка решение суда о назначении осужденному данного дополнительного наказания выглядит непоследовательным и несправедливым. Из всего этого следует, что необоснованные выводы в отношении фактических обстоятельств уголовного дела влечёт незаконность применения судом норм закона, которые определяются юридическими фактами. Осужденный Порохнюк В. П.

***
Вопреки всему несмотря ни на что, или

Благодаря чему мы несмотря ни на что… Странность уголовного дела в отношении бывшего офицера Российской армии Порохнюка В. П. Заключается в чудоковатости, где всё складывается чудесным образом вопреки. Вопреки здравому смыслу, логике, разуму, справедливости, гуманизму, профессионализму, и как итог – человечеству.

Как назвать это наспех сфабрикованное уголовное дело? Если только искусством стряпчих, где всё туман – и больше ничего! Зачем и кому всё это было нужно? Наверное, людям с душонкой жиденькой на тонких комариных ножках.

Характерные для данного уголовного дела круговая порука, работа под копирку, для «галочки», ради «звёздочки», недобросовестное отношение к выполняемой работе, подгонка фактов, вседозволенность, и как следствие – безразличное отношение к судьбе человека, унижение личности. Ушли, где надо задержаться, оставшись там, где стоило уйти! Наша жизнь – одна сотая секунды. И как важно совершить в ней самый смелый поступок – протянуть человеку руку помощи в трудную минуту, благодаря человечности, благородству, доброте, любви и состраданию.

Ведь, как сказал Евгений Евтушенко: «Смысл человечества – человечность. Просто порядочность. Просто сердечность». Порохнюк Е.

В.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Окружной суд» окружил вниманием», Верховный суд рубил с плеча.