Жалоба на действия сотрудников СМЭ бюро № 40 Ростовской области

Президенту России

Владимиру Владимировичу Путину. Уважаемый Владимир Владимирович! Прошу прошения, что отвлекаю Вас от важных государственных дел, но у меня уже нет сил терпеть беспредел, который происходит на местах. Я, Пономарев Михаил Валерьевич, 20 февраля 1980 года рождения, проживающий Ростовская область, Матвеево-Курганский район, поселок Матвеево-Курган, улица Восточная 39 (тел.

8-928-163-10-52) майор внутренней службы в отставке, прошу Вас помочь восстановить справедливость и соблюдение законов. 10 марта 2017 года, я являясь действующим сотрудником ФКУ СИЗО-2 ГУФСИН России по Ростовской области перенес острый верхушечно-боковой инфаркт миокарда левого желудочка, с осложнениями ХСН1 ФК2. После чего проходил лечение в нескольких медицинских учреждениях. После проведения коронарографии в Ростовской областной клинической больницы было установлено, что сосуды сердца забиты на 95 процентов.

Согласно выписки мне было рекомендовано аорто-коронарное шунтирование в условиях ИК в Федеральном центре г. Москва. Так как согласно заключения врача мне не желательно было выезжать за пределы Ростовской области, то провели операцию аорто-коронарное шунтирование в условиях искусственного кровообращения в «Дорожной клинической Больнице на станции Ростов-Главный». В других медицинских учреждениях отказывались проводить операцию ссылаясь на то, что я скорее всего ее не переживу, так как сосуды забиты в устье и нет никакой гарантии.

Так как я являлся сотрудником правоохранительных органов и не имел полюса обязательного медицинского страхования, то операция была проведения за личные денежные средства. В последствии при обращении к Руководству ГУФСИН России по Ростовской области с просьбой о возврате денежных средств потраченных на проведении операции (при наличии договоров и чеков об оплате) мне было отказано. Согласно ответа, я делал операцию не в той больнице. А как же право гражданина РФ выбирать себе учреждение для оказания медицинской помощи.

На просьбу оказать материальную помощь правами начальника ГУФСИН России по Ростовской области мне ответили отказом, поясним, что это право, а не обязанность руководства. В итоге я потратил на проведение операции порядка трехсот тысяч рублей. Согласно заключения «Военно-врачебной комиссии» федерального казенного учреждения здравоохранения «Медико-санитарной части № 61 Федеральной службы исполнения наказаний» № 13 от 15 января 2018 года я был признан не годным к военной службе. 18 апреля 2018 года я был уволен из органов внутренних дел РФ по ст.

58 п. «Ж» (по болезни), имея выслугу более 20 лет. После этого я был направлен на МСЭ с диагнозом: стенокардия напряжения ФК3, аорто-коронарное шунтирование передней нисходяшей артерии в условиях искусственного кровообращения от 15. 08.

2017 года, гипертоническая болезнь 3 степени группа риска 4, ХСН2а ФК2, начальные проявления мозгового кровообращения и т. Д. 13 июня 2018 года бюро медико-социальной экспертизы № 40 ФКУ «ГБ МСЭ по Ростовской области» Минтруда России мне не была установлена группа инвалидности, так как имелись незначительные нарушения сердечно-сосудистой системы. Хотя как члены бюро медико-социальной экспертизы № 40 по председательством Камышанской Анны Васильевны могли это определить, когда согласно документу выданному ими «способность к самообслуживанию: не установлена, способность к передвижению: не установлена, способность к общению: не установлена, способность к ориентации не установлена, способность к обучению: не установлена, способность к контролю за своим поведением: не установлена, способность к трудовой деятельности: не установлена.

» Получается я три раза присутствовал на заседании комиссии, а они ничего не установили и не проверили. После этого в связи с ухудшение здоровья я неоднократно проходил стационарное лечение в Матвеево-Курганской районной больнице и госпитале МВД в Ростове-на-Дону. 12 февраля 2019 года, я повторно был направлен для установления группы инвалидности в бюро медико-социальной экспертизы № 40 ФКУ «ГБ МСЭ по Ростовской области» Минтруда России под председательством госпожи Камышанской Анны Васильевны с диагнозом: ИБС, стенокардия напряжения ФК3, склероз аорты, ПИКС от 10. 03.

Реклама:

17, состояние после АКШ от 15. 08. 17, ишемическая кардиомиопатия, вторичная диллятация полостей сердца, относительная недостаточность митрального, трикуспидального клапанов 1, 5+, легочная гипертензия 2 ст., с нарушением ритма по типу фибрилляция предсердий, тахисистолическая форма, гипертоническая болезнь 3 ст.

, 3 ст, кризовое течение, рефрактерная к терапии, ХСН2б, ФК3, риск 4. Согласно п. 2. 2.

4. 3 Приказа Министерства труда и социальной защиты РФ от 17 декабря 2015 г. N 1024н» О классификациях и критериях, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы» наличие аортокоронарного шунтового трансплантата вызывает умеренную степень нарушения функции сердечно-сосудистой системы 40-50%, обусловленная вышеуказанными заболеваниями, приводящими к ХСН IIА стадия, ФК II, III, что относиться к 3 группе инвалидности. 12 марта 2019 года согласно решения комиссии группа инвалидности не была установлена.

Это не смотря на то, что у меня постоянные боли в области сердца и груди, отдышка при минимальной физической активности (ходьба до 50 метров, подъем на половину лестничного пролета), отекание конечностей, головокружение, постоянные головные боли, постоянная слабость, резкие скачки давления, частичная потеря памяти (могу забыть завтракал я или нет) Я не могу не то, что работать, иногда не в состоянии сам себя обслуживать. В течении дня я 8-10 раз пользуюсь спреем изокет, для купирования болей в сердце. Утром и вечером принимаю по горсти различных таблеток. Врачи различных медицинских учреждений, у которых я был на приеме удивляются, почему мне не установили группу инвалидности, говорят, этого не может быть.

И только у госпожи Камышанской А. В. Я недостаточно болен. И самое обидное, что моему сыну 5 лет и я не могу с ним, даже поиграть.

Когда у ребенка спрашивают, кем работает его папа, он начинает плакать, потому что папа, если не больнице, то в спальне на кровати. Я обжаловал решение принятое 12 марта 2019 года бюро медико-социальной экспертизы № 40 ФКУ «ГБ МСЭ по Ростовской области» Минтруда России под председательством госпожи Камышанской Анны Васильевны в «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Ростовской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации. Дата проведения экспертизы назначена на 01 апреля 2019 года. Прошу Вас оказать содействие в принятии законного решения в вопросе установления инвалидности и предостеречь от ошибки сотрудников Главного бюро медико-социальной экспертизы по Ростовской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации.

Так как сотруднику органов внутренних дел, положена страховая выплата, если в течении года после увольнения ему будет установлена группа инвалидности, сотрудники МСЭ категорически тянут время, чтобы выждать этот год. У них неофициальная установка сотрудникам ушедшим на пенсию в течении года группу не устанавливать, потом пожалуйста. До событий 2017 года, когда разворошили «осиное гнездо» в бюро медико-социальной экспертизы в городе Гуково Ростовской области получить инвалидность при наличии заболевания было проще. Сейчас продолжают брать денежное вознаграждение, но цены у них выросли в разы, доходит до 60% от страховой выплаты.

(Этот факт не могу подтвердить документально, только из разговоров). Но я противник коррупции и полностью поддерживаю Вашу антикоррупционную и на основании чего я кому-то должен платить, если у меня есть реальное заболевание. У нас на человека, который был в погонах, смотрят как на врага, говорят, что лучше бы ты отсидел, чем работал в органах. И напрашивается вопрос, неужели мы никому не нужны после выхода на пенсию.

Уважаемый Владимир Владимирович если все таки мое письмо дойдет к Вам прошу Вас помочь майору в отставке, добиться правды и справедливости. Потому что, кроме Вас мне надеяться больше не на кого. На пенсию я вышел, не имея здоровья в свои 38 лет, но зато с долгами за операцию и никому не нужным. С искренним уважением к Вам, как к руководителю нашей России.

Нас много, а Вы один и если вдруг не меня не хватит времени, я ни капельки не огорчусь и буду верен Вам до конца своей жизни. 12 марта 2019 года. Пономарев Михаил Валерьевич

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Жалоба на действия сотрудников СМЭ бюро № 40 Ростовской области