О СКОТСКОМ ОТНОШЕНИИ К РАБОТНИКАМ И МАССОВЫХ НАРУШЕНИЯХ ПРИ УВОЛЬНЕНИИ

Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович! Обращаюсь к Вам от имени всех работников нашего предприятия. Направила также письмо на сайт Вашей администрации, но, боюсь, что оно вряд ли до Вас дойдет, а скорее всего утонет в ворохе других обращений, в лучшем случае администрация пришлет отписку и спустят в ФГУП «ГВСУ №14», о котором я и хочу рассказать. Поэтому параллельно я направила обращение и в средства массовой информации.

Письмо будет длинным, но без некоторых пояснений не обойтись. Хочу рассказать о вопиющем нарушении прав работников, а именно: принуждение к массовым увольнениям по соглашению сторон с выплатой 2 месячных заработков вместо увольнения по сокращению штата, что заведомо невыгодно для работника и лишает его права постановки на учет в центре занятости. Хочу также немного рассказать, как происходит оптимизация деятельности в организациях военного строительства. Я работаю в организации филиал «Управление инженерных работ» в г.

Санкт-Петербурге — одном из подразделений ФГУП «Главное военно-строительное управление № 14» МО РФ, находящегося в Москве (далее для краткости — «УИР» и «ГВСУ № 14»). ФГУП «ГВСУ № 14» было создано в 2017г. На основе ФГУП «Спецстройинжиниринг при Спецстрое России», куда в ноябре 2017г. Влилась бывшая структура Федерального агентства специального строительства (Спецстрой России) — ФГУП «Главное управление специального строительства № 3 по территории СЗФО» (ФГУП «ГУССТ №3 при Спецстрое России»), в том числе и его филиал «Управление специализированных работ № 331» (далее – «УСР № 331»), занимающееся монтажом инженерных сетей, в котором я работала с 2007г.

Для пояснения: «Спецстройинжиниринг» — организация, которая не имела собственных сил и была просто посредником между МО РФ и ФГУП «Спецстрой России» и которая имела свои 7% от стоимости госконтрактов, абсолютно ничего при этом не делая. Также они привлекали и другие особо приближенные организации на субподряд. Другая ее «сестра» — «Спецстройсервис» занималась поставками материалов и оборудования (вряд ли совсем бескорыстно). Я не открываю здесь секрета, об этом знает любой работник Спецстроя.

И просто не может быть, чтобы это делалось без ведома нашего замечательного правительства. Структурные же подразделения Спецстроя, в основном, выполняли работы своими силами. Естественно, на часть работ также привлекались субподрядные организации. Естественно, коррупция присутствовала и в Спецстрое.

Однако, это была мощная организация со сложившимися коллективами, квалифицированными специалистами, здесь царил давно забытый дух товарищества и желания выполнить поставленные задачи. Сколько серьезных объектов построено – не перечесть. А сколько объектов достроено и сдано в эксплуатацию после нерадивых субподрядчиков, получивших огромные авансы! И вины рядовых работников в бедах Спецстроя нет.

Так вот, правительство решило вместо того, чтобы бороться с причинами неэффективной работы Спецстроя (а именно: коррупция в руководстве, наведение порядка в проектировании (отсутствие утвержденной проектно-сметной документации – одна из главных причин незавершенного строительства), скачок цен на строительные материалы после введения санкций и нежелание Заказчика пересмотреть стоимость заключенных контрактов, и, как следствие – недостаточное финансирование) – добить окончательно Спецстрой и создать новую структуру при Министерстве обороны. В итоге такой реорганизации «УСР №331», одно из самых успешных в управлении, сократилось до участка в г. Санкт-Петербурге, а наши подразделения в регионах вошли в состав строительных организаций. Это привело, в частности, к тому, что в г.

Мирный Архангельской области (строительство объектов космодрома «Плесецк») такое слияние оказалось неудачным, почти все специалисты уволились и в настоящее время множество объектов стоят недостроенными в состоянии строительной готовности для монтажа инженерных сетей. А, надо сказать, строительно-монтажный участок там был очень хороший: обустроенная база, склады, участок подготовки производства, отменные специалисты. Наша база, теперь, по слухам, заброшена и развалена. Еще пример «успешной» реорганизации: в ноябре 2017г.

Филиалы «Управление механизации № 321» (далее – «УМиАТ № 321») и «УСР № 331» сократили до участков в г. Санкт-Петербурге, объединили и влили в состав «ГВСУ № 14» с наименованием «Обособленное подразделение 201». В августе 2018г. Было очередное сокращение, в том числе сократили часть работников бывшего «УМиАТ №321» с выплатой всех пособий, а уже в ноябре 2018г.

Создали новую структуру «Управление автотранспорта и механизации», куда на те же рабочие места набирают, в основном, новых людей, пришедших вслед за новым руководителем из структур РЖД. Уже в январе 2019г. Руководитель увольняется, а в настоящее время всех работников «УАиМ» принуждают увольняться по соглашению сторон с выплатой 2 месячных зарплат. Для чего создавалась данная структура без внятной производственной программы – известно одному Богу и, наверное, руководству «ГВСУ №14», действия которого иногда не подаются логическому объяснению.

Одних только переименований и реорганизаций было с ноября 2017г. – не перечесть. А уж сколько государственных денег в результате угроблено! Только из последних переименований: наша организация с октября 2018г.

– «Управление инженерных работ» («УИР»). С декабря 2018г. «УИР» разделяют на собственно «УИР» и Обособленное подразделение «Управление строительства объектов Северо-Западного округа» (ОП «УСО СЗО»). С 1.

02. 2019г. Работников «УИР» переводят в Обособленное подразделение «Отделение инженерных работ». С 1.

04. 2019г. Переводят опять в «УИР» с новым штатным расписанием. Вы запутались?

Мы сами запутались. А я ведь еще не все перечислила. Кстати: при переводе обратно в «УИР» руководство нарушило закон: нас принудили подписать соглашение, в котором работник обязуется предоставить диплом о профессиональной переподготовке с обучением не менее 250 час. В связи с предстоящим введением профстандартов на предприятии (обучение за свой счет, хотя должно быть за счет работодателя).

Поясняю: я — инженер-электрик, но закончила политехнический институт, имею стаж в проектной организации гражданского строительства – 4 года и с 2005года – работа в строительно-монтажных организациях в производственно-технических отделах (инженером, заместителем начальника отдела) по направлению – электромонтажные работы, то есть по прямой своей специальности, стаж в Спецстрое и «ГВСУ № 14» – более 10 лет. Регулярно сдавала квалификационные экзамены. Однако, по профстандарту инженер ПТО должен иметь специализацию «Промышленное и гражданское строительство». В «Управлении инженерных работ» такая ситуация у большинства ИТР и это требование коснулось многих, в том числе и руководителей.

НО: в приказе Минтруда №943н от 27. 11. 2014г. О требованиях к опыту говорится: «При наличии высшего образования технической направленности в области, не соответствующей направленности (профилю), не менее двух лет в сфере строительства».

Также в письме Минтруда и социальной защиты РФ № 14-0/10/В-2253 от 04. 04. 2016г. Разъясняется: п.

10 «. …лица, не имеющие специальной подготовки или стажа работы, установленных в разделе» Требования к квалификации», но обладающие достаточным практическим опытом и выполняющие качественно и в полном объеме возложенные на них должностные обязанности, по рекомендации аттестационной комиссии назначаются на соответствующие должности так же, как и лица, имеющие специальную подготовку и стаж работы». Однако, доказать ненужность такой переподготовки или же обучения за счет работодателя не удалось. Разговор короткий – или подписывай или увольняйся.

Реклама:

А уволиться вынуждают так: есть оклад, а есть индивидуальная стимулирующая надбавка (ИСН), которая по положению о заработной плате составляет от 0 до 50% на усмотрение руководителя. Сколько хочет, столько и назначит. Чем не крепостное право?.

Об эффективности – см. Ниже. И еще вопрос: зачем заставлять обучаться работников, если в ближайшие месяцы планируется ликвидировать структуры «ГВСУ» и создать Публично-правовую компанию «Военно-строительный комплекс», куда будут заново набирать работников? Вернемся к «УИР».

Задача обновленного «УИР» — возродить строительно-монтажный участок в г. Мирный (так как участок, созданный в бытность Спецстроя, фактически уничтожен) и, как можно быстрее зайти на объекты. Однако, до настоящего времени отсутствует производственная программа, объекты официально не поручены. На словах поручают то один объект, то другой.

В штатном расписании отсутствуют должности производителей работ. Новое штатное расписание не утверждено. Несмотря на это, руководитель под свою ответственность направил группу рабочих в г. Мирный, которая зашла на объект и выполняет работу.

По причине отсутствия штатного расписания по просьбе нашего руководителя рабочих принял на работу начальник Обособленного подразделения г. Мирный. Решали проблемы с закупкой спецодежы, инструментов и т. П.

За неполный месяц изучили проектную документацию по нескольким объектам, выдали замечания, подготовили лимитно-заборные карты на закупку материалов, графики производства работ с привязкой к срокам поставки материалов. И вдруг, 23 апреля (напомню, 1 апреля мы перевелись в обновленный «УИР») нас собрал начальник филиала «УИР» и зачитал послание в электронной почте от заместителя начальника «ГВСУ № 14» по персоналу А. В. Бузова, в котором говорится, что работникам филиала надлежит написать заявления об увольнении по соглашению сторон с 30.

04. 2019г. С выплатой 2-месячного заработка. Отказавшиеся писать заявления уже с апреля будут получать оклады без ИСН, несмотря на то, что в апреле мы добросовестно работали.

Спрашивается, а зачем городили огород с возрождением «УИР» ровно на 1 месяц? Те же задачи могла выполнить другая структура «ГВСУ № 14» — Обособленное подразделение «УСО СЗО», которое находится также в Санкт-Петербурге в одном здании с «УИР» на улице Мира д. 15 (у нас общий отдел кадров, бухгалтерия). Эту структуру ожидает такое же массовое увольнение по соглашению сторон в мае 2019г.

Зачем проводить бесконечные реорганизации и переименования, если вы изначально не поручаете строить объекты и, по всей видимости, хотите уничтожить филиал в Санкт-Петербурге? Логического ответа на эти вопросы вы не найдете. Закрадывается подозрение – а не употребляют ли наши руководители в Москве что-нибудь этакое с утра? Боюсь даже предположить, что именно.

Самое страшное для нашей страны, что эти же руководители, по всей видимости, останутся у руля и в новой ППК «Военно-строительный комплекс». Обидно то, что, отработав верой и правдой много лет в структурах военного строительства (зачастую задерживаясь на работе) и не будучи виновной в бедах этих структур, оказаться выброшенной на улицу даже без положенных мизерных выплат по прихоти московских манагеров, получающих баснословные зарплаты и относящихся к нам, как к быдлу (менеджерами назвать их язык не поворачивается, так как manage – это управлять, а управлять они не умеют). Решили сэкономить на нашем увольнении, а то ведь уже столько миллионов разбазарено! Ну что сказать?

Да здравствует крепостное право! Ибо по закону ИСН никто платить не обязан, хотя тебя принимали на работу с условием зарплаты с ИСН. Но это все на словах. А на деле – хозяин – барин.

Хочешь – работай за оклад, хочешь увольняйся. Очень богатый выбор. Все незаконные действия очень грамотно подаются в виде устных указаний и угроз или по электронной почте. Не подкопаешься и в суд не пойдешь.

И так поступают в государственной организации! При всем при этом есть объекты Министерства обороны в г. Санкт-Петербурге, близлежащих Ленинградской, Псковской, Новгородской областях, на которых мы были готовы работать и зарабатывать, но эти объекты почему-то поручаются сторонним субподрядным организациям (привет борьбе с коррупцией!), хотя есть существующая структура специально для строительства военных объектов, укомплектованная квалифицированными кадрами!

Господа, ответьте – кто строит эти объекты? Но нам оставили достроить и ввести в эксплуатацию несколько незавершенных проблемных объектов, по которым долгое время не было финансирования и утвержденной проектно-сметной документации. Долго мы боролись, чтобы были доработаны проекты, внесены необходимые изменения. Но и сейчас не все проектные решения и сметы утверждены Заказчиком.

Другие же объекты нам не поручают. А потом нас упрекают в неэффективной работе и лишают ИСН! Да, и вишенка на торте: предстоит полная ликвидация всех ГВСУ в ближайшее время в связи с созданием новой структуры — ППК «Военно-строительный комплекс». Но кому-то пришло в голову именно сейчас поменять банк по зарплатному проекту Предприятия, был Газпромбанк — стал Промсвязьбанк.

22 апреля выдали новые карточки. Кто-то может внятно объяснить – зачем? Что, кому-то напоследок надо урвать кусочек пирога? Пилите, Шура, пилите.

Так как нашему коллективу надоело участвовать в этом бесконечном цирке, единственное, чего мы все хотим добиться – чтобы нас уволили по закону — в связи с организационно-штатными мероприятиями. Но, видимо, в России даже это невозможно. Поэтому люди молча увольняются, чтобы не трепать себе нервы. Да!

После написания письма: сегодня мне хотят предложить ехать в г. Мирный работать вахтовым методом в офисе другого подразделения ФГУП «ГВСУ №14» — ОП г. Мирный. И неважно, что я там не нужна и неизвестно чем буду заниматься.

Главное – наказать за непослушание! Поэтому придется все же увольняться! Татьяна Чернохлебова,
главный специалист технического отдела филиала «УИР» ФГУП «ГВСУ № 14».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

О СКОТСКОМ ОТНОШЕНИИ К РАБОТНИКАМ И МАССОВЫХ НАРУШЕНИЯХ ПРИ УВОЛЬНЕНИИ